Как подбодрить онкобольного: советы заболевших здоровым

  1. трижды негативный рак молочной железы лечение
  2. рак вода в легких
  3. самый сильный анальгетик ненаркотический при онкологии

Диагноз поставлен, что делать дальше?

Дальше всем надо успокоиться и разложить жизнь семьи больного «по полочкам». Всё уже произошло — опухоль выросла, бессмысленно заниматься анализом причин её возникновения. Причины рака — прошлое, настоящее — длительное и трудное лечение. Не абстрактная терапия, а конкретная операция и дата госпитализации для хирургического этапа, или многонедельная химиотерапия и лучевое лечение.

Необходимо вместе с онкобольным родственником обсудить, кто поможет добираться с объемной сумкой до приемного отделения в день госпитализации, кто и в какие дни будет навещать. Кто поможет несколько раз в неделю ездить на химиотерапию или ежедневно посещать сеансы облучения.

Всё очень конкретно и с детальным обсуждением практических вопросов, потому что с каждым разом работающим родственникам будет сложнее отпрашиваться у начальства для сопровождения родного человека в лечебное учреждение. Вероятно, помощь придется распределить на всех членов семьи.

Кажется, что первые дни после узнавания диагноза не самое подходящее время для обсуждения семейного быта. Но только кажется, во-первых, это вынужденное отвлечение от тягостных мыслей изживет «похоронное» настроение. Во-вторых, больной раком видит насколько его мнение важно семье, нельзя «раскисать», если без него многих проблем не разрешить.

Что делать, если вы недавно узнали, что больны раком?

Если вы уже начали лечение, то можете не волноваться — вы преодолели все пять стадий стресса и приняли своё новое состояние.

Если вы лечитесь и начали строить планы на будущую жизнь, пусть не на год, но на месяцы — вы сильная личность, скорее всего, время для психологической помощи ещё не пришло.

Если вы не уверены в правильности противоопухолевой терапии— поговорите с лечащим онкологом, но заблаговременно подготовьте ему список важных для вас вопросов. Часто шок не позволяет вникнуть в суть информации — слова пролетают мимо, как только вы осознаете, что пропустили что-то важное, надо вернуться к разговору, вам требуется чуть больше времени для понимания и подробная беседа с онкологом поможет снять внутреннее напряжение.

Если и после беседы с онкологом у вас «душа не на месте», записывайтесь на консультацию к психологу, а мы вам поможем получить её как можно быстро.

Если вас тревожит отсутствие гарантий результата лечения, ваша воля парализована страхом ожидания химиотерапии или операции — медицинский психолог поможет понять, что в этой жизни нет ничего вечного, уверенность в завтрашнем дне зиждется не на следовании предсказаниям «линии жизни», а на ощущении неповторимости каждого мгновения жизни и проведении адекватного объема терапии.

Если вас беспокоит не только результат терапии, но и как вы будете выглядеть после лечения и как к изменениям вашей внешности отнесутся окружающие, стоит ли говорить о заболевании посторонним и как ваша болезнь повлияет на карьеру, если перед каждым анализом вы впадаете в ужас — вам медицинский психолог просто необходим. Не бойтесь консультации специалиста, дело которого — помочь вашей душе обрести спокойствие и уверенность.

Почему она отказывается от лечения

Смерть большой спаситель, когда мы не принимаем свою жизнь такой, какая она есть. Этот страх жизни может быть осознанным и неосознанным. И, возможно, это одна из причин, по которой женщины отказываются от лечения, когда шансы на ремиссию велики.

У одной знакомой мне женщины была 1 стадия рака молочной железы — и она отказалась от лечения. Смерть для нее была более предпочтительной, чем операция, шрамы, химия и потеря волос. Только так можно было решить непростые отношения с родителями и с близким мужчиной.

Иногда от лечения отказываются, потому что боятся трудностей и боли — начинают верить колдунам и шарлатанам, которые обещают гарантированный и более легкий способ прийти к ремиссии.

Понимаю, как невыносимо трудно в этом случае близким, но всё, что мы можем — это выражать свое несогласие, говорить о том, как нам печально и больно. Но при этом помнить: жизнь другого нам не принадлежит.

Почему она молчит о диагнозе

Имеет ли право онкопациентка не говорить родным о своей болезни? Да. Это ее личное решение в настоящий момент. Потом она может и передумать, но сейчас это так. На это могут быть свои причины.

Забота и любовь. Страх ранить. Она не хочет причинять боль вам, дорогим и близким.

Чувство вины и стыда. Зачастую онкопациентки чувствуют вину за то, что заболели, за то, что все переживают, да мало ли еще за что!.. И еще чувствуют огромное чувство стыда: она оказалась «не такой, как надо, не такой, как другие — здоровые», и ей нужно время для проживания этих очень непростых чувств.

Страх, что не услышат и будут настаивать на своем. Конечно, можно было бы сказать честно: «Я болею, я очень переживаю и хочу сейчас побыть одна, но я ценю и люблю тебя». Но эта искренность для многих труднее, чем молчание, потому что зачастую есть негативный опыт.

Основные проблемы и этапы реакции на заболевание

Узнавший про рак человек проходит пять эмоциональных этапов различной выраженности и продолжительности, не обязательно следующих в указанном ниже порядке. Некоторые этапы могут продолжаться считанные минуты, другие затягиваются или появляться тогда, когда их, казалось бы, и быть не должно.

Шок — это «удар» по психике, может быть, как в виде оглушения, так и резкого эмоционального всплеска — истерики. Как правило, развивается сразу же после получения информации о злокачественном заболевании, но возможен во время лечения, когда болезнь прогрессирует и срывает планы на лечение и прогноз — выбивая «из седла».

Отрицание — это защита, когда не готов признать невероятное — «этого не может быть, потому что невозможно». Отчасти конструктивная стадия, в которой начинается поиск чужой ошибки — в клинике перепутали снимки, анализы не мои, врач не разбирается. Отрицание подгоняет к поиску консультанта, некоторые люди готовы тратить на «второе мнение» силы, уйму средств и времени.

Агрессия — тоже защита, но диагноз уже понят и частично принят, начинается «перемалывание косточек». Это может быть аутоагрессия —»мне говорили не курить и обследоваться, сам себя сгубил, так и получай за это«. Агрессия против себя может привести к самоубийству — «не смог правильно выстроить свою жизнь и заболел, такому не надо жить».

Агрессия против близких — «если бы я не вышла за него замуж, не делала аборты, то и не заболела». Агрессия против врача — «год назад был на диспансеризации, почему он не увидел рака». В этот период человеку нужно выговориться и лучший помощник в этом — онкопсихолог.

Депрессия — самоуничтожающая реакция психики. Больной замыкается в своих ограниченных мыслях, ему ничего не нужно — «оставьте меня в покое, всё кончено, дайте умереть». Депрессия не всегда заметна окружающим — человек успокоился, не капризничает — «пусть отдохнет, он такой стресс пережил, не будем ему мешать».

Такая реакция «отказа от всего» может быть очень продолжительной и способствовать распространению рака за счёт значительного снижения иммунитета. Депрессия позволяет легкий расчет с жизнью — самоубийство. Соучастие психолога в этой стадии обязательно и крайне необходимо.

Принятие — это не смирение, а понимание, что есть болезнь и надо начинать лечение. Есть понимание, что начинается другая жизнь и прожить её по-старому уже не получится, но это также и время активных действий, и принятие лечения как необходимости.

Психологическая помощь способствует купированию негативных эмоций и быстрейшему приходу к конструктивным действиям с принятием болезни как данности.

Почему страх не уходит, когда наступает ремиссия

Страх — это естественное чувство. И не в человеческих силах избавиться от него полностью, особенно если это касается страха смерти. Из страха смерти рождается и страх рецидива, когда вроде бы все в порядке — человек находится в ремиссии.

Но принимая смерть в расчет, начинаешь жить в согласии со своими желаниями. Найти свою собственную дозировку счастья — думаю, это один из способов лечения онкологии — в помощь официальной медицине. Вполне возможно, мы зря боимся смерти, потому что она обогащает нашу жизнь чем-то действительно стоящим — подлинной жизнью. Ведь жизнь — это то, что происходит прямой сейчас, в настоящем. В прошлом — воспоминания, в будущем — мечты.

Понимая собственную конечность, мы делаем выбор в пользу своей жизни, где мы называем вещи своими именами, не пытаемся изменить то, что изменить невозможно, и ничего не откладываем на потом. Не бойтесь того, что ваша жизнь окончится, бойтесь того, что она так и не начнется.

«все будет хорошо»

В этой фразе человеку, который болеет, легко почувствовать, что другому неинтересно, как дела на самом деле. Ведь у онкопациента другая реальность, его сегодня — неизвестность, непростое лечение, восстановительный период. Родным кажется, что нужны позитивные установки.

«как ты себя ведешь?!»

Помню мальчика-подростка, который где-то услышал, что рак передается воздушно-капельным путем. Никто из взрослых не поговорил с ним об этом, не сказал, что это не так. И когда мама захотела его обнять, он отшатнулся и сказал: «Не обнимай меня, я не хочу потом умереть».

И взрослые очень его осуждали: «Как ты себя ведешь! Какой ты малодушный! Это твоя мама!».

Мальчик остался один со всеми своими переживаниями. Сколько боли, вины перед мамой и невыраженной любви у него осталось.

Я объясняла родным: его реакция естественна. Он не ребенок, но еще не взрослый! Несмотря на мужской голос и усы! Очень трудно самостоятельно прожить такую большую утрату. Спрашиваю отца: «А что вы думаете о смерти?». И понимаю, что он сам боится даже произнести слово смерть.

Что проще отрицать, чем признать ее существование, своё бессилие перед ней. В этом столько боли, столько страха, печали и отчаяния, что он хочет безмолвно опереться на сына. На испуганного подростка опереться невозможно — и поэтому вылетели такие слова. Я очень верю, что им удалось поговорить друг с другом и найти взаимную опору в их горе.

«крепись!»

Что мы подразумеваем, когда говорим онкобольной «держись!» или «крепись!»? Другими словами мы хотим ей сказать: «Мне хочется, чтобы ты жила и победила болезнь!». А она слышит эту фразу иначе: «Ты в этой борьбе одна. Ты не имеешь права бояться, быть слабой!». В этот момент она чувствует изоляцию, одиночество — ее переживания не принимают.

«мама просто уехала»

Знаю случай, когда ребенку-дошкольнику не объяснили, что происходит с мамой. Мама болела, и болезнь прогрессировала. Родители решили не травмировать ребенка, сняли квартиру — и ребенок стал жить с бабушкой. Объяснили ему просто — мама уехала. Пока мама была жива, она ему звонила, а потом, когда умерла, папа вернулся.

Мальчик не был на похоронах, но он видит: бабушка плачет, папа не в состоянии с ним разговаривать, периодически все куда-то уезжают, о чем-то молчат, они переехали и сменили детский сад. Что он чувствует? Несмотря на все уверения в маминой любви — предательство с ее стороны, очень много злости.

Сильную обиду, что его бросили. Потерю контакта со своими близкими — он чувствует: они от него что-то утаивают, и он им уже не доверяет. Изоляцию — не с кем поговорить о своих чувствах, потому что все погружены в свои переживания и никто не объясняет, что случилось.

Я не знаю, как сложилась судьба этого мальчика, но мне так и не удалось убедить отца поговорить с ребенком о маме. Не удалось донести, что дети очень переживают и часто винят себя, когда в семье происходят непонятные перемены. Я знаю, что для маленького ребенка это очень тяжелая утрата. Но горе утихает, когда оно разделено. У него такой возможности не было.

«нельзя веселиться — мама болеет»

Оттого, что взрослые не спрашивают у детей о том, что они чувствуют, не объясняют перемены дома, дети начинают искать причину в себе. Один мальчик, младший школьник, слышит только, что мама болеет — нужно вести себя тихо и ничем ее не расстраивать.

И вот этот мальчик рассказывает мне: «Я сегодня играл с друзьями в школе, было весело. А потом вспомнил — мама болеет, мне же нельзя веселиться!».

Что в этой ситуации стоит сказать ребенку? «Да, мама болеет — и это очень печально, но здорово, что у тебя есть друзья! Здорово, что тебе было весело и ты сможешь рассказать маме что-то хорошее, когда вернешься домой».

Мы говорили с ним, 10-летним, не только про радость, но про зависть, про злость к другим, когда они не понимают, что с ним и как дела у него дома. Про то, как ему бывает грустно и одиноко. Я чувствовала, что со мной не маленький мальчик, а мудрый взрослый.

Позитивные эмоции, полученные из внешнего мира — ресурс, который может очень поддержать онкопациентку. Но и взрослые, и дети отказывают себе в удовольствиях и радостях, когда болеет близкий. Но лишая себя эмоционального ресурса, вы не сможете поделиться энергией с родным человеком, который в ней нуждается.

«успокойся»

С раннего детства нас учат контролировать свои чувства: «Не радуйся слишком сильно, как бы плакать не пришлось», «Не бойся, ты уже большая». Но не учат быть рядом с тем, кто испытывает сильные переживания: плачет или гневается, говорит о своих страхах, особенно о страхе смерти.

И в этот момент обычно звучит: «Не плачь! Успокойся! Не говори ерунды! Чего ты себе в голову набрала?».

Мы хотим уклониться от лавины горя, а онкопациентка слышит: «Так нельзя себя вести, я тебя не принимаю такой, ты одинока». Она чувствует вину и стыд — зачем делиться этим, если близкие не принимают ее чувств.

«хорошо выглядишь!»

«Хорошо выглядишь!», или «По тебе и не скажешь, что ты болеешь» — кажется естественным поддержать комплиментом женщину, которая проходит через испытание болезнью. Мы хотим сказать: «Ты отлично держишься, ты осталась собой! Я хочу тебя приободрить». А женщина, которая проходит химиотерапию, порой чувствует себя после этих слов как симулянтка, которой нужно доказывать свое плохое самочувствие. Было бы здорово говорить комплименты и при этом спрашивать о том, как она себя чувствует на самом деле.

«я точно знаю: тебе надо изменить схему лечения/питание/отношение к жизни — и ты поправишься»

Для чего близкие любят давать такие советы? Ответ очевиден — чтобы сделать как лучше — удержать ситуацию под контролем, исправить ее. На самом деле: родные и близкие, которые столкнулись со страхом смерти и собственной уязвимостью, с помощью этих советов хотят проконтролировать завтрашний и все последующие дни. Это помогает справиться с собственной тревогой и бессилием.

Раздавая советы по лечению, образу жизни, питанию, родные подразумевают: «Я люблю тебя. Я боюсь тебя потерять. Я очень хочу тебе помочь, я ищу варианты и хочу, чтобы ты попробовал все, чтобы тебе стало легче». А онкопациентка слышит: «Я точно знаю, как надо тебе!».

В чем заключается психологическая помощь для онкобольных

Рака боятся больше всех других заболеваний, между тем от сердечно-сосудистой патологии погибает каждый второй и чаще всего внезапно. От рака тоже умирают, но не внезапно и даже не через несколько месяцев, только этот факт не уменьшает страха и смятения, накрывающего человека, узнавшего о злокачественной опухоли. Страх смерти и страданий деморализует и заставляет думать то, что никогда не придёт в голову здоровому человеку.

Психологическая помощь заключается в моральной поддержке для скорейшего возвращения к душевному балансу, к спокойному и даже деловому отношению к жизни, воспринимать рак не трагедией со скорой гибелью, а как хроническое заболевание, которое не только трудно и долго лечится, но и излечивается.

Психолог помогает увидеть реальное состояние и начать системное преодоление неприятностей со здоровьем. Сначала разговор со специалистом очищает душу от дурных мыслей, постепенно заполняя её боевым настроем на лечение, а после завершения терапии направляет на поиск своего места в новой жизни. Психологическая формула для каждого заболевшего раком: понять, принять и жить дальше.

Вы не можете отвечать за чувства и жизнь других

Почему мы боимся эмоций онкопациентки? На самом деле мы боимся столкнуться со своими переживаниями, которые возникнут, когда близкий человек начнет говорить о боли, страдании, страхе. Каждый отзывается своей болью, а не болью чужого. Действительно, когда любимому и дорогому человеку больно, вы можете испытывать бессилие и отчаяние, стыд и вину. Но они ваши!

И ваша ответственность, как с ними обращаться — подавить, игнорировать или прожить. Испытывать чувства — это способность быть живым. Другой не виноват, в том, что вы это чувствуете. И наоборот. Вы не можете отвечать за чувства других людей и за их жизнь.

Говорите о своих страхах

Как говорил котенок по имени Гав: «Давай вместе бояться!». Быть откровенным очень трудно: «Да, мне тоже очень страшно. Но я рядом», «Я также чувствую боль и хочу разделить ее с тобой», «Я не знаю, как будет, но я надеюсь на наше будущее». Если это подруга:

Целительными могут быть не только слова, но и молчание. Вы только представьте, как это много: когда рядом есть тот, кто принимает всю вашу боль, сомнения, печали и все отчаяние, которое у вас есть. Не говорит «успокойся», не обещает, что «все будет хорошо», и не рассказывает, как оно у других. Он просто рядом, он держит за руку, и ты чувствуешь его искренность.

Говорить о смерти так же трудно, как говорить о любви

Да, очень страшно услышать от близкого человека фразу: «Я боюсь умереть». Первая реакция — возразить: «Ну что ты!». Или остановить: «Даже не говори об этом!». Или игнорировать: «Пойдем лучше дышать воздухом, есть здоровую еду и восстанавливать лейкоциты».

Но онкопациентка от этого не перестанет думать о смерти. Она просто будет переживать это в одиночестве, наедине с собой.

Естественнее спросить: «Что ты думаешь о смерти? Как ты это переживаешь? Чего тебе хочется и как ты это видишь?». Ведь мысли о смерти — это мысли о жизни, о времени, которое хочется потратить на самое ценное и важное.

В нашей культуре смерть и все, что с ней связано — похороны, подготовка к ним, — табуированная тема. Недавно одна из онкопациенток сказала: «Я, наверное, ненормальная, но мне хочется поговорить с мужем про то, какие я хочу похороны». Почему ненормальная?

И если близкий, у которого онкология, хочет поговорить с вами про смерть — сделайте это. Конечно, это невероятно трудно: в этот момент и ваш страх смерти очень силен — именно поэтому хочется уйти от такого разговора. Но все чувства, в том числе и страх, боль, отчаяние, имеют свой объем. И они заканчиваются, если проговорить их. Совместное проживание таких непростых чувств делает нашу жизнь подлинной.

Значение психологической помощи во время борьбы с раком

Все знают, как пессимистическое мировосприятие отражается на здоровье, плаксы и нытики вечно больны и эффект от терапии любого заболевания меньше, впрочем, сами пессимисты на хороший результат и не рассчитывают. Исследования показали, как депрессивное состояние мешает терапии и способствует распространению опухоли.

Как результат авторов лечебной методики, настроенных только на победу своего детища, никогда не воспроизводится последователями — эффективность всегда будет ниже, так и настрой онкобольного на хороший результат уменьшает процент осложнений и повышает эффект.

Ноющие и не верящие в лечение добиваются своего. Жизненный пример: больная раком сомневается в пользе профилактической химиотерапии и сразу после её завершения выявляется метастаз, а женщина успокаивается — «дождалась своего». Дальнейшее лечение проходит уже на другом психологическом фоне и эффективность не заставляет себя ждать.

Коррекционные психологические методики помогают адекватному восприятию реальности и настрою на активное лечение, что не может не сказаться на результате.

Как подбодрить онкобольного: советы заболевших здоровым

Автор: Нина Резниченко

Это нужно знать каждому, поскольку онкология никого не щадит, и в любой момент кто-то из ваших знакомых может заболеть. Как правило, близкие искренне хотят помочь больному, но сталкиваются с раздражением, непониманием, жалуются, что у него испортился характер. На самом деле выздоравливающий переживает нервное потрясение и ожидает от своего круга доверия совершенно конкретной поддержки, причем уверен, что это очевидно, а объяснять что-то он не в состоянии. В итоге больной не получает поддержки, а старания близких пропадают зря.

 Члены сообщества «Афина. Женщины против рака» подготовили советы родственникам и друзьям онковыздоравливающих, как сделать общение с заболевшим человеком более продуктивным и комфортным.

Важно понимать

Лечение рака – дорогое «удовольствие». Это не дело одного дня, оно продолжается от нескольких месяцев до бесконечности, и помочь или поддержать один раз – это хорошо, но мало. А вот не терять интерес к человеку на протяжении всего лечения, хоть по чуть-чуть иногда помогать, делать приятные сюрпризы, подарки – за такие поступки выздоравливающий будет вам очень благодарен.

Все опухоли разные, и нельзя быть уверенным в результатах лечения. К примеру, у рака молочной железы есть 4 основных разновидности, которые лечатся по-разному, плюс 4 стадии, плюс показатель агрессивности опухоли, и все это влияет на тактику лечения и на прогноз выживаемости. Даже при самом хорошем прогнозе может случиться рецидив, а с плохим можно прожить достаточно долго. Все индивидуально.

Человеку с онкодиагнозом нереально продолжать работать и заниматься домашним хозяйством в прежнем режиме, особенно в период основного лечения. Он часто плохо себя чувствует и не всегда может даже просто встать с постели, не то что стоять у плиты и носить сумки с продуктами из магазина. Очень важно, чтобы близкий заболевшего взял на себя решение бытовых вопросов если не полностью, то хотя бы частично, а не делал вид, что ничего не произошло, не требовал обслуживать себя, как раньше.

Если у вас есть знакомая, которая вылечила мужа от рака благодаря какой-то особой диете (или больной всех простил и выздоровел), то совершенно не факт, что жив он благодаря диете (позитивному настрою). Скорее всего, этот человек все же прошел основное лечение – операцию, химиотерапию, лучевую терапию — и выздоровел именно поэтому, а правильное питание и психологическое состояние никому не повредят.

Когда человек проходит активную фазу лечения, у него колоссальные затраты на лекарства (к примеру, препарат может стоит 40 тысяч гривен, а вводить его надо каждый 21 день в течение года или больше). Плюс ему нужно очень хорошо питаться, чтобы показатели крови восстанавливались вовремя и капельницы (или лучи) не отменяли. Поэтому, когда больного спрашивают, нужна ли помощь, ему кажется, что ответ столь очевиден, что сам вопрос звучит как издевка. Просить помощи для многих невыносимо, и если вы искренне хотите помочь, не спрашивайте – предлагайте что-то конкретное.

Аня: «Всегда немного угнетает, когда пишут, что собирают кому-то, и посмотрите, какие глаза, или гляньте, какая улыбка, или смотрите, какой талантище. Я понимаю, что ни рожи, ни особого таланта у меня нет. Ко всему у меня жуткий характер. Вот и получилась гремучая смесь. Как-то ответ напрашивается сам. Логично, что лучше помочь тем, кто этого заслуживает. А вообще, никто из знакомых, кто в курсе, ни разу не предложил ничего. И рассказывать остальным тоже как-то не тянет».

Если хотите поддержать финансово, не надо спрашивать:

— Может, тебе нужны деньги?

— А может, тебе нужна какая-то помощь?

Просто скажите:

— Я хочу тебе помочь, дай номер карты, пожалуйста, уверен, деньги лишними не будут.

— Мы собрали тебе немножко деньжат, скажи, куда завезти или перечислить, хотим внести свою лепту в твое выздоровление.

Как еще можно помочь:

Привезти фруктов (гранаты и ягоды необходимы, в остальном спросите, что человек любит), красной икры, красной рыбы.

Наготовить еды (узнайте, чего больному хочется) или купить уже готовую и завезти, чтобы он сам не стоял у плиты.

Оплатить такси (или свозить на своей машине) в больницу и обратно, человек во время лечения очень часто ездит в больницу, и в городском транспорте ему тяжело.

Помочь с уборкой или оплатить услуги домработницы, которая будет иногда убирать, закупать продукты и готовить.

Катя: «Мой совет тем, кто поддерживает онковыздоравливающих: проводите с ними больше времени, даже если они вас выгоняют, как я (в реанимации кричала – уйдите, я плохо выгляжу). И не просите не плакать (невозможно переживать такое и не плакать)».

Если хотите подбодрить:

Ищите истории людей, которые вылечились, особенно если прогнозы были не самые оптимистичные, и подсовывайте их выздоравливающему со словами, что медицина не стоит на месте, даже тяжелые случаи уже лечат, и вы верите, что у него тоже обязательно получится победить.

Если заболела ваша жена или подруга, обязательно говорите ей комплименты, несмотря на лысину, лишний вес и шрамы. Как бы она ни выглядела – подбадривайте, что она привлекательная, что вместе вы все преодолеете. Женщина должна чувствовать себя женщиной, а не обслуживающим персоналом, и очень страдает, если ее мужчина не говорит ей комплиментов.

Анна: «От друзей и родственников хотелось бы меньше советов и жалости, больше действий и моральной поддержки. Прийти в гости с каким-то сюрпризом, дать денег, даже если ты не просил материальной помощи, пойти вместе прогуляться по городу, зайти в кафе поболтать, сходить в кино, забрать ребенка на выходные и т.д. От мужа обязательны комплименты и помощь по быту».

Проявляйте больше чуткости и внимания, радуйте почаще – пригласите сходить куда-то, купите какую-то безделушку, оплатите мастер-класс, подарите цветы. Чтобы человек чувствовал, что он не один.

Не смотрите на больного со скорбным лицом, будто ему недолго осталось. Будьте оптимистичнее, улыбайтесь.

Ольга: «Мне не хватало разумной и взвешенной реакции на факт моего диагноза от родственников. Некоторые из них даже не пытались вникнуть и представляли, наверное, что у меня один путь. Не хватало понимания моего состояния, что мне не надо задавать вопросы о том, плохо ли мне. Потому что понятно, что после нескольких дней вливаний химии хорошо точно не будет)) Поэтому желаний немного: умение слушать больного, умение пользоваться информацией и досконально изучить заболевание своего близкого человека с онкологией. А то начинаешь объяснять результат иммуногистохимии, видишь реакцию родных — и уже ничего не хочется говорить, только историей болезни треснуть».

Чего не нужно говорить, это бесит онкобольного:

  • Держись, все будет хорошо! (Лучше сказать — я с тобой, удачи тебе, пусть у тебя все получится, держу за тебя кулачки, желаю, чтобы лечение помогло, я очень хочу, чтобы ты выздоровел, верю в тебя и молюсь за тебя).

Марина: «»Я с тобой» — лучшиe и самые важные слова, которые я слышала в своей жизни. Не «Я тебя люблю». Не «Все будет хорошо» — ведь наверняка никто не знает, как будет. Не «Держись» — что значит: борись. А сил у одного человека на борьбу не всегда достаточно. Или он забыл, что достаточно . От каждого «Я с тобой» вырастает новое перышко на моих крыльях, которыми я часто стала пользоваться. Когда падаешь вниз с обрыва, единственный выход — взлететь. И чем лучше твои крылья — тем выше шанс попасть на вторую сторону и поставить ногу на землю. Говорите вашим близким «Я с тобой»»

  • Ты заболел потому, что в тебе сидит какая-то обида, ты должен всех простить, и тогда выздоровеешь.
  • Это испытание тебе дано, чтобы ты что-то понял и исправил.
  • Рак – это психосоматика, захочешь – исцелишься.
  • Рак – это наказание за грехи, тебя Бог покарал за что-то.
  • Ну теперь ты сделала выводы и изменишь образ жизни?
  • Может, уже хватит химий? Ты уверен, что они нужны?
  • Может, из тебя в онкоцентре только деньги выкачивают?
  • Моя знакомая отказалась от химии (облучения, гормонов и т.д.) и жива до сих пор, подумай, нужны ли они.
  • Что-то ты поправилась…
  • Не могу привыкнуть к твоей прическе, с длинными волосами тебе лучше было.
  • Как-то ты неважно выглядишь, плохо себя чувствуешь?
  • Я переживаю за тебя больше, чем ты сам.
  • А на кого записана квартира?
  • Это все заговор фармацевтов, не соглашайся на химию и облучение, они тебя убьют.
  • Зачем ты всем рассказала о болезни, у свекрови больное сердце, люди будут шептаться за спиной, позоришь семью.
  • А ты слышала, что рак лечится содой (керосином, водкой с маслом, болиголовом, чистотелом, грибом веселка, жуками, голоданием 40 дней, гомеопатией, космической энергией, клизмами с кофе, ядом голубого скорпиона)?

 Иванна: «Мне не хватало возможности выплеснуть негативные эмоции. Из поддержавших больше всего благодарна коллеге, которая предложила психотерапевтическую поддержку, и другу, который делал тайский массаж стоп».

И еще один очень важный совет. Расскажите заболевшему человеку о сообществах для выздоравливающих, таких как ЖЖ «Онкобудни» и группа в Фейсбуке «Афина.Женщины против рака» (только для женщин). В таких сообществах человек всегда найдет мощную помощь и поддержку, а также советы, мотивацию к борьбе и множество друзей.

Как помочь больному принять изменения внешности?

Активное лечение никого не красит, операция и химиотерапия истощают силы, черты лица заостряются, кожа блекнет, от некоторых лекарств выпадают волосы. Очень тяжело эти изменения переносить женщинам. Можно успокаивать больную, что «мне всегда нравишься», но женщину не обнадежит неправдивая дежурная фраза.

Изменения внешности расстраивают и пугают. Можно надеяться, что после завершения терапии все улучшиться — это действительно так. А можно, как в «Модном приговоре», измениться здесь и сейчас: купить новую одежду, наложить макияж, прикрыть потерю волос ярким платком или шляпой. Идеально посетить стилиста, это сразу же меняет настроение и повышает самооценку.

Как работает медицинский психолог

Задача специалиста — мобилизация онкобольного на эффективную жизнь без излишнего негатива. В арсенале медицинского психолога, работающего с онкологическими больными, множество специальных методик, но прежде всего, специалист анализирует тип личности и на основании выводов готовит индивидуальный план коррекционной работы с пациентом. Российские медицинские психологи называют себя онкопсихологами, зарубежные чаще — психо-онкологами.

Ведущие элементы помощи — общение и направление мыслей больного в позитивное русло, органично дополняемые методиками преодоления страха и депрессии, оставления обид в прошлом и поиска ресурсов для дальнейшей жизни.

В некоторых тяжелых случаях депрессии и агрессивного отношения к себе может потребоваться участие психиатра и назначение лекарственных препаратов. В большинстве ситуаций для коррекции состояния специалисту достаточно личного, онлайн или даже телефонного разговора.

Как успокоить больного раком родного человека?

Всем заболевшим раком сегодня в открытую говорят диагноз, другое дело, что человеческая психика защищается, и многое из сказанного врачом не запоминается и трансформируется. Что запомнил и понял пациент, члены семьи могут узнать только у него самого, поэтому надо разговаривать.

Необходимо открыто разговаривать друг с другом, можно избегать важного разговора, уходя от обсуждения заболевания, только тогда всем приходится прятать глаза, что только ухудшает семейную атмосферу и усугубляет тревожность. Дайте болеющему раком близкому человеку выговориться, тогда вы поймете, что ему важно в эти дни, о чем он больше всего беспокоится, чего ему очень хочется и вместе найдете решение всех вопросов.

Бесполезно утешать, тем более уверять, что рак — диагностическая ошибка. Жалость злит болеющего и деморализует. Самое лучшее утешение — обсуждение настоящего и будущей жизни, непременно с перспективой и очень предметно. Ясность возможностей и перспектив улучшает настроение больного и его семьи.

Рак и дети

Многим кажется, что дети ничего не понимают, когда близкие болеют. Понимают они действительно не все. Но зато все чувствуют, улавливают малейшие перемены в семье и очень нуждаются в пояснениях. А если объяснений нет, они начинают проявлять свое беспокойство: фобии, ночные кошмары, агрессия, снижение успеваемости в школе, уход в компьютерные игры.

Часто это единственный способ для ребенка донести, что он тоже переживает. Но взрослые зачастую понимают это не сразу, потому что жизнь сильно изменилась — много забот, много эмоций. И тогда они начинают стыдить: «Да как ты себя ведешь, маме и так плохо, а ты…». Или винить: «Из-за того, что ты так поступил, маме стало еще хуже».

Взрослые могут отвлечься, поддержать себя своим хобби, походом в театр, встречей с друзьями. А дети этой возможности лишены в силу своего маленького жизненного опыта. Хорошо, если они хоть как-то отыгрывают свои страхи и одиночество: рисуют ужастики, могилы и кресты, играют в похороны… Но ведь и в этом случае как реагируют взрослые? Они напуганы, растеряны и не знают, что сказать ребенку.

Рак и мужчины

Мальчиков с детства воспитывают сильными: не плакать, не жаловаться, быть опорой. Мужчины чувствуют себя бойцами на передовой: даже среди друзей им трудно говорить о том, что какие чувства они испытывают из-за болезни жены. Им хочется убежать — например, из палаты любимой женщины — потому что их собственный контейнер эмоций переполнен. Встретиться еще и с ее эмоциями — гнев, слезы, бессилие — им трудно.

Они пытаются контролировать свое состояние дистанцированием, уходом в работу, иногда — алкоголем. Женщина воспринимает это как равнодушие и предательство. Зачастую бывает, что это совсем не так. Глаза этих внешне спокойных мужчин выдают всю боль, которую они не могут выразить.

Мужчины проявляют любовь и заботу по-своему: они берут на себя все дела. Убрать дом, сделать с ребенком уроки, принести любимой продукты, съездить в другую страну за лекарством. Но просто сесть рядом, взять за руку и увидеть ее слезы, даже если это слезы благодарности — невыносимо трудно.

Мужья онкопациенток приходят к психологу крайне редко. Зачастую просто спросить, как вести себя с женой в такой непростой ситуации. Иногда, прежде чем рассказать о болезни жены, могут говорить про что угодно — работу, детей, друзей. Чтобы начать рассказ о том, что действительно глубоко волнует, им нужно время. Я очень благодарна им за смелость: нет большего мужества, чем признаться в печали и бессилии.

Поступки мужей онкопациенток, которые хотели поддержать своих жен, вызывали у меня восхищение. Например, чтобы поддержать свою жену во время химиотерапии, мужья тоже стриглись наголо или сбривали усы, которые ценили больше, чем шевелюру, потому что не расставались с ними с 18 лет.

Рак и родители

Пожилые родители часто живут в своем информационном поле, где слово «рак» равносильно смерти. Они начинают оплакивать своего ребенка сразу после того, как узнают его диагноз — приходят, молчат и плачут.

Это вызывает сильную злость у заболевшей женщины — ведь она живая и нацелена на борьбу. Но чувствует, что мама не верит в ее выздоровление. Помню, одна из моих онкопациенток так и сказала матери: «Мама, уйди. Я не умерла. Ты меня оплакиваешь, как мертвую, а я живая».

Вторая крайность: если наступает ремиссия, родители уверены — рака не было. «Знаю, у Люси рак был — так сразу на тот свет, а ты тьфу-тьфу-тьфу, пять лет уже живешь — точно врачи ошиблись!». Это вызывает огромную обиду: мою борьбу обесценили. Я прошла трудный путь, а мама не может его оценить и принять это.

Самое правильное — быть собой

— Шок, отрицание, гнев, торги, депрессия — близкие и онкопациентка проходят одни и те же стадии принятия диагноза. Но периоды проживания стадий у онкопациентки и ее близких могут не совпадать. И тогда чувства входят в диссонанс. В этот момент, когда ресурсов для поддержки совсем нет или их очень мало, трудно понять и согласиться с желаниями другого.

Тогда родственники ищут информацию, как «правильно» говорить с человеком, у которого онкология. Это «правильно» необходимо близким как опора — хочется защитить родного человека, уберечь от болезненных переживаний, не столкнуться с собственным бессилием.

Но парадокс в том, что «правильного» нет. Каждому придется искать в диалоге свой, уникальный путь понимания. И это непросто, потому что у онкопациентов появляется особая чувствительность, особое восприятие слов. Самое правильное — быть собой. Вероятно, это труднее всего.

Список литературы:

  1. Гнездилов А.В. /Психические изменения у онкологических больных//Практическая онкология; 2001; № 1(5) (март).
  2. Семиглазова Т.Ю., Ткаченко Г.А., Чулкова В.А. /Психологические аспекты лечения онкологических больных //Злокачественные опухоли;2020; № 4.
  3. Степанова А.М., Ткаченко Г.А. /Рак молочной железы: современные методы лечения и реабилитации// — М., 2020.
  4. Ткаченко Г.А. /Роль психолога в лечении онкологических больных // Заместитель главного врача; 2020; № 6.

Стоит ли общаться с лечащими врачами?

Обязательно встречаться и общаться только в позитивном тоне. Давно доказано, что терапевтическое сотрудничество во время лечения повышает эффективность терапии. Конечно, доктор не имеет права без письменного разрешения онкологического больного посвящать его родственников во врачебную тайну. О раскрытии всей информации необходимо договариваться с самим больным.

Больной раком во многом не уверен, может сомневаться по поводу адекватности лечения и в компетенциях медицинских работников, если его родные поддержат эти сомнения, тем более, будут негативно высказываться про лечащего врача, считайте, что этот этап терапии «проигран».

Раздражение и негативизм работают против пациента, в его организме вырабатывается слишком много биологически активных веществ, подавляющих иммунитет. Мы все очень разные, наше доверие и доброжелательность помогают синтезу «гормонов радости» и поддержке иммунных клеток в активном состоянии.

Есть врачи суровые и необаятельные, но это не исключает профессионализма. В реальной клинической практике нельзя встретить доктора Хауса, равно как и доктора Рихтера, их воинствующее хамство не потерпит само врачебное сообщество. Таких «диких» специалистов просто не существует, все врачи заинтересованы в хорошем результате лечения и всегда готовы помочь в борьбе с тяжким недугом.

Андрей Львович Пылев с пациенткой в Европейской клинике

Злокачественные опухоли радикально изменяют и жизнь, и мировоззрение всех членов семьи больного раком. Трудный этап, к сожалению, не у всех пройдет с хорошим результатом. Главное быть уверенным, что для близкого человека вы не только сделали всё, что могли, вам удалось помочь и облегчить, и даже украсить эти месяцы моментами искренней радости и любви.

Приходите Европейскую клинику, мы поможем вам профессионально разобраться с проблемами, чтобы жизнь семьи во время болезни родного человека текла по-новому, но без лишних слёз и мучений.