Сколько живут при неоперабельном раке молочной железы

  1. глазные травмпункты в москве
  2. правильное зрение дальнозоркость и близорукость
  3. миопия и дальнозоркость одновременно

Неоперабельная стадия рака молочной железы

Ю. В. Петров, «Рак молочной железы»
Изд-во «Медицина», Ленинград, 1964 г.
OCR Wincancer.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Выбор наиболее рационального комплекса лечебных мероприятий при неоперабильной форме рака (в стадиях T3N2M0; T3N3M0; T4N2M0; T4N3M0 и других с наличием М) представляет большие затруднения и требует от врача тщательного учета степени местного распространения опухоли, количества и локализации метастазов, общего состояния больной и ее защитных сил. Здесь не может быть заранее преподана стандартная схема, и для каждой больной мы рекомендуем составлять свой особый индивидуальный план лечения, поэтому возможные варианты комплексного лечения могут быть изложены нами лишь в самых общих чертах.

Больных с неоперабильными формами рака молочной железы целесообразно разделить на 2 основные группы: группу А, имеющую обширное местное поражение молочной железы, при незначительных, не доставляющих больших страданий метастазах в ближайших отделах лимфатической системы, и группу Б — больных с наличием отдаленных метастазов (например, в костной системе), резко изменяющих клиническую картину заболевания, при умеренных явлениях со стороны самой молочной железы. В каждой группе порядок и сочетание лечебных мероприятий может быть изменен в зависимости от возраста больной, т. е. от наличия или отсутствия менструальной функции яичников.

Больных группы А со значительным местным распространением опухоли мы рекомендуем прежде всего подвергнуть интенсивной лучевой терапии. Методика лечения может быть весьма различной в зависимости от оснащения онкологического учреждения. Наиболее доступной является глубокая рентгенотерапия отдельными полями, как мы указывали это для предоперационного облучения. Однако суммарные дозы должны быть максимально повышены без угрозы серьезного повреждения покровов. В равной степени целесообразно облучение через свинцовую решетку или дырчатую просвинцованную резину (Т. Г. Лариощенко, 1961).

При наличии телегаммаустановок облучение с их помощью может быть произведено более успешно и с меньшим повреждением кожных покровов. Некоторые авторы использовали установки с подвижным источником излучения и электронные ускорители.

Под влиянием облучения опухолевые инфильтраты уменьшаются в размерах, рассасываются, а язвы заживают. Особенно благоприятно действует на больных выраженное ослабление или даже исчезновение болей.

Таким образом, лучевая терапия весьма значительно уменьшает страдания больных, восстанавливает или сохраняет их трудоспособность, а у части больных, несомненно, увеличивает продолжительность их жизни. Для доказательства эффективности лучевого лечения неоперабильных форм рака молочной железы приведем хотя бы некоторые данные.

Так, Баклесс (1959), подвергая лучевому лечению 310 больных, установил, что из них свыше 5 лет прожили 95 (т. е. 30,6%), а свыше 10 лет — 25 из 163 (т. е. 15%) больных. При лучевом лечении и оценке его результатов неизбежно возникают сомнения в диагнозе, так как гистологическое подтверждение его возможно только в единичных случаях. С этой точки зрения, целесообразно вспомнить доказательства эффективности лучевой терапии, приведенные нами в гл. VII. Весьма убедительно также сообщение Хофа (Hof, 1961). Он отобрал группу в 16 больных, у которых первичную опухоль не иссекали (биопсии не было), но при дальнейшем многолетнем наблюдении (2—12 лет) после лучевого лечения обнаружили отдаленные метастазы рака, подтвердившие первоначальный диагноз и приведшие 14 больных к гибели. При изучении длительности их жизни Хоф установил, что 6 из 16 больных (т. е. 37,5%) прожили более 5 лет после лечения. Такой результат в 2—2 1/2 раза превосходит число больных, не подвергавшихся лечению и проживших более 5 лет (см. гл. IV).

У молодых менструирующих женщин при хорошем общем их состоянии перед началом облучения молочной железы целесообразно произвести овариоэктомию, а при наличии противопоказаний или отказе больной — подвергнуть яичники кастрационному облучению. Для выполнения овариоэктомии потребуется всего 8—10 дней, поэтому ее выгоднее сделать до начала облучения молочной железы, которое может затянуться на 1 1/2—2 месяца и иногда настолько ухудшает общее состояние больной, что удаление яичников, если оно не сделано раньше, станет невозможным.

После облучения молочной железы целесообразно больной предоставить отдых на 2 1/2—3 месяца или более для восстановления ее сил и состава крови, которые обычно значительно ухудшаются к этому времени. В период отдыха целесообразно начать введение гормональных препаратов (например, тестостерон).

После окончания отдыха следует тщательно оценить полученные клинические результаты: оказалась ли опухоль достаточно чувствительной к лучевому воздействию, уменьшились ли ее размеры, изменилась ли консистенция инфильтрата, как реагировали метастазы в лимфоузлах, не появились ли где-нибудь новые метастазы (в легких, печени, костной системе). Конечно, клинический осмотр больной должен быть подкреплен соответствующими рентгенологическими исследованиями.

Если будет установлено выраженное полезное действие проведенного облучения, то может встать вопрос о повторном курсе лучевого лечения. В случае прогрессирования опухоли и появления новых метастазов повторные попытки лучевого лечения нецелесообразны, и следует в дальнейшем ограничиться гормоно- и химиотерапией.

У больных группы Б с выраженными отдаленными метастазами облучение молочной железы нецелесообразно, так как оно практически уже не изменяет течения болезни. У молодых менструирующих женщин мы рекомендуем прежде всего установить возможность (в зависимости от состояния больной) производства овариоэктомии или, в крайнем случае, облучения яичников. Затем целесообразно провести курс химиотерапии (тиоТЭФом, эндоксаном, циклофосфаном и др.). а в дальнейшем использовать гормонотерапию. Иногда с паллиативной целью при одиночных метастазах в костной системе полезно применить местную рентгенотерапию, которая уменьшит болевые ощущения, превалирующие во всей клинической картине заболевания.

У больных с выраженной генерализацией процесса могут найти место и такие лечебные мероприятия, как адреналэктомия, воздействие на гипофиз и введение гормональных препаратов. В Институте онкологии мы имели возможность изучить судьбу 139 неоперабильных больных. У 96 из них была проведена местная рентгенотерапия, при этом у 12 был обнаружен выраженный клинический эффект в смысле значительного уменьшения первичной опухоли. Однако в последней группе только 1 больная (больная Р., 40 лет, получившая около 5000 р на молочную железу) прожила 5 лет.

У 20 больных одновременно с местной рентгенотерапией было произведено рентгеновское облучение яичников. Но мы не считаем себя вправе говорить об его эффективности ввиду малого числа наблюдений и большого разнообразия клинической картины у отдельных больных. Наибольшая длительность жизни больных в этой группе составила 18 месяцев, а средняя — 6,3±1,0.

У 5 больных произведена овариоэктомия, из них у 2 отмечено уменьшение опухоли молочной железы, но только 1 прожила 3 года 7 месяцев после удаления яичников. Все остальные больные умерли в более ранние сроки.

Каким должно быть питание при онкологических заболеваниях? Какие продукты абсолютно противопоказаны при той или иной форме рака?

Узнать подробности >>

Фитотерапия способна оказать существенную помощь не только в лечении онкологических заболеваний, но также и в их профилактике.

Узнать подробности >>

Многих людей, имеющих у себя или у родственников онкологическое заболевание, интересует вопрос: передается ли рак по наследству?

Узнать подробности >>

Лечение рака во время беременности является довольно сложным, ведь большинство лекарственных средств обладает токсичностью.

Узнать подробности >>

Какие перспективы у беременности после перенесенного онкологического заболевания? Следует ли выдерживать срок после лечения рака?

Узнать подробности >>

Профилактика является важной частью общей борьбы с онкологическими заболеваниями. Как же уменьшить вероятность возникновения рака?

Узнать подробности >>

Что представляет из себя паллиативное лечение рака? Как оно может повлиять на качество жизни онкологического больного и изменить ее к лучшему?

Узнать подробности >>

Учеными разработано достаточно много перспективных методов лечения рака, пока еще не признанных официальной медициной. Но все может измениться!

Узнать подробности >>

Статистика заболеваемости раком, к сожалению, неутешительна: наблюдается рост числа заболевших, при этом болезнь «молодеет».

Узнать подробности >>

Иногда «народными» методами удается победить рак, но тех, кто уповал только на них и в итоге покинул этот мир раньше времени — намного больше.

Узнать подробности >>

Как найти силы для борьбы с раком? Как не впасть в отчаяние от возможной инвалидности? Что может послужить надеждой и смыслом жизни?

Узнать подробности >>

Как помочь близкому человеку жить с диагнозом «рак»? Нужна ли «ложь во спасение»? Как вести себя, чтобы близкие люди меньше страдали?

Узнать подробности >>

Бытует такое мнение, что постоянные стрессовые ситуации способны привести к развитию онкологических заболеваний. Так ли это?

Узнать подробности >>

Многие онкологические больные часто страдают от резкой потери веса. Чем это вызвано и можно ли как-то справиться с этой проблемой?

Узнать подробности >>

Правила ухода за больными, вынужденными постоянно находиться в кровати, имеют свои особенности и их нужно обязательно знать.

источник

Рак молочной железы – злокачественное образование, которое угрожает не только здоровью и красоте женщины, но и её жизни. Количество больных пациенток растёт в России не по дням, а по часам. Если ещё 30 лет назад за год врачи регистрировали 6 тысяч случаев заболевания на последних стадиях, то сегодня эта цифра возросла в два с половиной раза. В этой статье мы постараемся детально описать, чем грозит 3 степень рака молочной железы. Продолжительность жизни женщины, её лечение, симптомы, которые она чувствует, в чём заключается профилактика опасной болезни — обо всем этом читайте далее.

Для начала будем разбираться в том, что это за недуг. Врачи говорят, что рак груди у женщин на 3 стадии – это достаточно большая опухоль. В диаметре она достигает пяти сантиметров, при этом может распространяться на кожу: эпидермис темнеет, отекает, принимает форму лимонной корки. В лимфатических узлах в области подмышек есть метастазы: они спаянные и плотные, значительно увеличенные в размерах. Опухоль на первых двух стадиях часто остаётся незамеченной, поэтому женщина обращается к врачу, когда болезнь уже активно прогрессирует.

Как видим, к необратимым последствиям может привести 3 степень рака молочной железы. Продолжительность жизни пациентки зависит от её осведомлённости: чем больше она знает о недуге, тем скорее заметит негативные процессы в своём организме. При этом медики делают акцент на факторах, которые могут привести к образованию опухоли. Во-первых, это образ жизни женщины. Заболеть рискуют бездетные дамы старшего возраста или те, которые впервые забеременели после 30 лет, барышни, что имеют частые контакты с источником радиации, склонные к употреблению жирной пищи. Опухоль угрожает пациенткам старше 40 лет, генетически предрасположенным к болезни, а также тем, у которых рано началась менструация (до 12 лет) и поздно пришла менопауза.

Заболевание рак молочной железы возникает не просто так. Ему могут предшествовать разнообразные патологические процессы в тканях. Например, образование очагов фиброзно-кистозной мастопатии вследствие повторных дисгормональных гиперплазий. Их причины следующие: всё те же эндокринные нарушения, которые развиваются после перенесённых абортов, операций по увеличению размеров груди, заболеваний придатков, неправильного кормления новорождённого малыша.

К сожалению, риск «заработать» заболевание прямо пропорционален размеру молочной железы. Чем больше бюст, тем более внимательно нужно следить за его состоянием. Развитию рака также способствуют анатомические отклонения, нарушения, сформировавшиеся ещё тогда, когда женщина была эмбрионом и находилась в утробе матери. Речь идёт о наличии дополнительных долек железистой ткани, врождённой или генетической склонности к доброкачественным опухолям – фиброаденомам. Все эти образования должны быть удалены хирургическим путём, так как их трудно отличить от начинающегося рака.

Как это ни печально, но обычно на поздних стадиях дамы замечают рак молочной железы. Симптомы и признаки при этом проявляются по-разному. Главный – уплотнение, которое можно почувствовать в груди во время прощупывания. Оно не обязательно является злокачественным образованием, но посетить поликлинику не будет лишним. Локализация опухолей может быть различная: как в левой, так и в правой груди. Только в 2,5% случаев наблюдаются двухсторонние раки: узел во второй молочной железе может быть как самостоятельным образованием, так и метастазом. У половины пациентов рак «любит» размещаться с наружной стороны ближе к подмышечной впадине.

Рак молочной железы, симптомы и признаки которого при лёгких формах болезни не проявляются, на третьей стадии беспокоит женщину плотными образованиями. Они не болят, но создают дискомфорт: прорастая в грудную стенку, становятся твёрдыми как камень, а сам бюст часто превращается в неподвижное изваяние. Если поражается кожа, то недуг заметен невооружённым глазом: покров эпидермиса деформируется, втягивая сосок. Из него могут пойти кровянистые или белесые выделения. Когда затронуты лимфатические узлы, они увеличиваются и создают неудобства в зоне подмышек.

Обычно 3 степень рака молочной железы, продолжительность жизни во время которой зависит от грамотных действий женщины и врача, имеет несколько разновидностей. Помимо стандартной вышеописанной клинической картины, опухоль может принимать необычные атипические формы:

  1. Маститоподобный рак. Для него характерны стремительное течение, болезненность груди, её увеличение. Кожа красная, горячая на ощупь, натянутая и напряжённая. Недуг очень похож на мастит, поэтому трагические ошибки в диагностике встречаются часто.
  2. Рожистоподобная форма. Наблюдается покраснение кожи бюста, которое расплывается далеко за его пределами, имеет зубчатые неровные края. У женщины может резко подняться температура. Опухоль легко спутать с обычным рожистым воспалением.
  3. Панцирный рак. Очень опасная форма. Возникает из-за инфильтрации по щелям кожи и лимфатическим узлам, приводя к бугристым плотным образованиям. Проявляется в виде панциря, что охватывает большую часть грудной клетки.
  4. Рак Пэджета. Захватывает сосок: он шелушится, выделяет жидкость. Часто его принимают за экзему. Если не лечить, рак проникает в глубину тканей, образуя там злокачественный узел.

Все эти формы не похожи на обычный рак. Но для опытного специалиста диагностировать ту или иную разновидность болезни не составит особого труда.

Рак груди у женщин по гистологическому строению относится к аденокарциномам или так называемой солидной форме болезни с множеством переходных форм. Опухоли бывают дольковыми и протоковыми, в зависимости от контуров и распространения. Стоит знать, что кроме обыкновенных злокачественных образований в груди могут возникать неэпителиальные виды рака, например, саркома. Случается это довольно редко – только в 1% случаев. Их диагностика и лечение аналогичны обыкновенной опухоли.

Это очень опасные для здоровья и жизни образования, которые нередко встречаются на последних стадиях болезни, когда у женщины диагностируют рак молочной железы. Метастазы – те же опухолевые клетки, что при помощи тока лимфы (а он очень развит в грудных тканях) разносятся в лимфатические узлы. Начальные злокачественные образования поражают в первую очередь подмышечные, подлопаточные и подключичные участки тела. Затем метастазы расползаются в зону шеи, вторую грудь и область вокруг неё. Иногда метастазы появляются раньше, чем был обнаружен сам рак. В этом случае нужно немедленно провести все обследования, чтоб исключить раковое поражение молочной железы.

Терапия рака молочной железы может быть довольно успешной, если заболевание только начало развиваться. В остальных случаях чаще всего прибегают к более агрессивным методам лечения. Но перед тем как определиться с возможными способами, доктор обязан поставить правильный диагноз. Он должен подтвердить или развенчать предположение о раке, а также определить вид опухоли, с которой имеет дело. Кроме того, врач определяет стадию болезни и локацию образования. К диагностическим методам относятся: ультразвук, МРТ (магниторезонансная терапия) и маммография – рентген груди.

Также женщине предложат сделать биопсию – гистологический анализ поражённого участка ткани. Процедура болезненная, поэтому проводится с использованием местной анестезии в амбулаторных условиях. Дополнительно пациентку направляют на УЗИ органов брюшной полости, радиоизотопное исследование позвоночника, рентген лёгких. Кроме того, понадобится сдать все общие анализы и пройти пальцевое обследование лимфатических узлов.

Оно зависит от величины и типа опухоли, наличия метастаз. Если у женщины слишком поздно обнаружен рак молочной железы, операция будет неизбежной. Это касается третьей и четвёртой стадии болезни. Для начала опухоль попробуют «убить» при помощи химиотерапии или гормонотерапии. Полностью избавиться от злокачественного образования не удастся, зато можно сделать его операбельным и добиться уменьшения размеров. Что касается самого хирургического вмешательства, то медики пытаются полностью вырезать опухоль и больные лимфатические узлы. Объём работы может быть разным: в зависимости от размеров образования. Иногда приходится вырезать целую грудь.

Опухоль не всегда приводит к летальному исходу. Если вовремя обнаружена 3 степень рака молочной железы, продолжительность жизни может существенно увеличиться. Положительному исходу проблемы также способствуют грамотность врача и отсутствие метастаз. К сожалению, если недуг запущенный, то пациентка проживёт только три года. Что касается ранних стадий, то пятилетняя выживаемость составляет 90%.

источник

Онкологами третья стадия рассматривается, в отличие от ранних (1 и 2), как распространённая стадия рака, подразумевая, что раковые клетки распространились за пределы молочной железы. Но в отличие от метастатической (4 стадии), клетки не обнаруживаются в отдалённых органах (лёгких, костях, печени и др).

Мультимодальный подход, при котором одновременно используется два или более вида лечения, все чаще рассматривается, как важный и порой единственный способ повышения шансов на выздоровление и продления сроков выживания у женщины с 3 стадией рака груди. Участие женщин с этой стадией в клинических исследованиях с таким подходом позволяет получить им наиболее перспективное лечение.

Возможность получения пользы от применения мультимодального подхода, от участия в клинических исследованиях или при стандартном лечении. Но они должны быть тщательно сбалансированы с потенциальными рисками их использования в каждом конкретном случае. Эта статья поможет женщинам, у которых диагностирован рак молочной железы 3 стадии, больше узнать о вариантах лечения, применяемых при этой стадии заболевания.

Ниже вы можете ознакомиться с кратким обзором рака молочной железы 3 стадии.

З стадия рака молочной железы означает следующее:

  • В молочной железе определяется опухоль, наибольший её диаметр в пределах 2 — 5 см, и поражены подмышечные (аксилярные) лимфоузлы, при этом они должны быть спаянны друг с другом (признак прорастания опухоли за пределы лимфоузла).
  • Определяется опухоль, размер её поперечника больше 5 сантиметров и есть увеличение аксилярных лимфоузлов, но они подвижны, не спаяны.
  • Любой размер опухоли при условии, что она распространяется на мышцы грудной клетки или есть признаки поражения кожи.
  • Любой размер опухоли или она вообще не определяется, но раковые клетки присутствуют в лимфоузлах, которые во время операции не удаляются (надключичные, окологрудинные).

Чтобы выставить правильный диагноз (стадировать онкопрцесс), онкологи применяют широко все виды современной диагностики: начиная от различных методов визуализации (определения) опухоли (УЗИ, КТ, маммография, ПЕТ, МРТ, сцинтиграфия) вплоть до различных способов установления биологической природы опухоли.

Как правило, эффективное лечение при 3 стадии требует комбинации местного и системного лечения. Местное лечение состоит из оперативного и / или лучевого, которое направлено на уничтожение раковые клетки, находящихся в самой молочной железе и / или в расположенных рядом тканях грудной клетки, лимфоузлах. Системное лечение применяется с целью разрушения раковых клеток, циркулирующих по всему организму, К нему относят: химиотерапию, гормональную и биологическую терапию.

При HER2-положительной опухоли, когда злокачественные клетки на своей поверхности имеют специфический белок, применяют таргентный препарат — герцептин. Если опухоль гормон-чувствительна, возможно, женщине с третьей стадией рака молочной железы потребуется приём гормональных препаратов (экзистама, тамоксифена и др), по крайней мере, в течение 5 лет после окончания основного лечения.

Опухоль небольших размеров, которая не распространяется на кожу или мышцы грудной клетки, может быть удалена с помощью лампэктомии (резекции части молочной железы с опухолью) и удаления (биопсии) сигнального лимфатического узла. Лампэктомия — органосохраняющая операция, при которой край резекции проходит недалеко от края самой опухоли. При этом, как правило, чтобы уменьшить риск местного рецидива (возвращения болезни в место, где она появилась) необходима лучевая терапия. Биопсия сигнального узла проводится с целью выяснить, распространились ли раковые клетки за пределы молочной железы.

Опухоли крупных размеров или те, которые распространились на ткани грудной клетки, потребуют мастэктомии (удаления всей молочной железы), а также удаления аксилярных лимфоузлов на стороне, где расположена опухоль. Реконструкция молочной железы в такой ситуации возможна, но приходится её отложить из-за лучевого лечения и продолжительного восстановительного периода.

Химиотерапия при раке молочной железы 3 стадии практически проводится всегда, ввиду того, что при этой стадии риск присутствия оставшихся в послеоперационной ране и циркулирующих с током крови злокачественных клеток высок. В зависимости от того, когда проводится химиотерапия, перед или после операции, её делят на неоадьювантную и адьювантную. Первая, помимо того, что она борется с «безхозными» раковыми клетками, помогает уменьшить размеры опухоли молочной железы. Это позволяет выполнить органосохраняющие операции.

Онкологи 3 стадию молочной железы делят на «операбельный» и «неоперабельный» рак груди. Используя термин «неоперабельный», для упрощения общения между собой, онкологи не подразумевают, что конкретный случай рака молочной железы неизлечимым. Под словом «неоперабельный» подразумевается, что на данный момент из-за распространённости онкологического процесса выполнение операции нецелесообразно.

Этот принцип характерен при планировании лечения воспалительной (диффузно-инфильтративной) формы рака молочной железы. Ввиду биологических особенностей этого рака, он диагностируется у пациентки, когда раковые клетки обнаруживаются в коже молочной железы и в лимфоузлах, которые невозможно удалить вовремя операции. В такой ситуации, существует только один вариант комбинации методов лечения: сначала проводят несколько курсов химиотерапии, а затем выполняют операцию. Завершают это лечение, облучая послеоперационную область, подводя необходимые дозы радиоактивного излучения, или продолжают химиотерапию. При этом варианте лечения достигается максимальная продолжительность жизни у пациенток с этой формой заболевания.

Но результаты лечения воспалительной формы рака, как и всех подстадий 3 стадии рака груди, остаются желать лучшего. Поэтому при 3 стадии проводится много клинических испытаний, чтобы найти наиболее эффективный метод лечения. Доступ к ним для многих женщин позволяет получить передовые, наиболее эффективный способы лечения.

Помимо того, что стадирование онкологического заболевания помогает онкологам разработать план лечения, оно даёт возможность спрогнозировать выживаемость больной. Онкологи обычно говорят о 5-летней выживаемости. Это не означает, что среднестатистическая больная будет жить только 5 лет после полученного лечения! В зависимости от стадии, какая-то часть больных не доживёт до 5 летнего периода после постановки диагноза, но большая пройдёт этот рубикон и будет жить гораздо дольше. Не у всех больных причиной смерти может быть рак молочной железы, они могут умереть от других причин.

Перспектива выживания зависит не только от стадии рака молочной железы, но и от состояния здоровья больной (от сопутствующей патологии), возраста пациентки, других условий. Работая со статистическими данными из большой группы людей, врачи оперируют громадными цифрами, что может не подойти для прогнозирования в конкретной ситуации. Кроме того, эти цифры базируются на проведённых в прошлом исследованиях, которые не отражают значительного прогресса в лечение рака молочной железы, произошедшего за последние 10 лет.

источник

Новообразования в молочных железах всегда угрожают здоровью женщины и опасность жизни с каждым днем увеличивается. На 3 стадии новообразование вышло за пределы молочной железы, но иногда еще нет метастазов.

Но если новообразование уже успело дать метастазы, то локализуются они чаще всего в: лимфоузлах в области груди, легких, печени. Конечно же на 3 и 4 стадиях злокачественная опухоль представляет большую опасность. У миллиона ежегодно диагностируют рак груди 3 степени. По статистике чаще обнаруживают на второй стадии примерно 40%, чем на третьей – 27%.

На первых фазах онкологии клинических признаков практически нет. Чаще они появляются в конце второй или в начале третьей стадии. У каждого онкобольного симптоматика может немного отличаться в зависимости от локализации опухоли в молочной железе.

Проявление рака

  • Уплотнения в области груди.
  • Большим новообразование более 5 см.
  • Отек в месте уплотнения.
  • Бугристость в области груди.
  • Опухоль начинает увеличиваться в размере.
  • Втягивание соска.
  • Выделение гнойного или кровяного экссудата из соска.
  • Изменение кожи груди.
  • Повышение температуры.
  • Апельсиновая корка в пораженном месте.
  • Покраснение в месте новообразования.
  • Изменение размера, формы одной груди.
  • Потеря веса и аппетита.
  • Увеличение и поражение региональных лимфатических узлов (надключичные, окологрудинные).
  • Болевые ощущения.

ПРИМЕЧАНИЕ! При обнаружении данных симптомов немедленно необходимо обратиться к врачу-маммологу, сдать общий, биохимический анализы крови и сделать маммографию.

  • УЗИ – ультразвуковое исследование позволяет посмотреть на состояние органов, а также на распространение метастазов в брюшную полость.
  • ПЭТ— позитронно-эмиссионная томография, принцип такой же, как и МРТ, КТ, позволяет отличить доброкачественную опухоль от злокачественной на 3 стадии, просмотреть уровень инвазии тканей и лимфатических узлов.
  • Сцинтиграфия — в организм женщины вводят радиоактивное вещество и после под действием гамма лучей исследуют рак.
  • МРТ— позволяет увидеть органы «изнутри», посмотреть, как они работают.
  • КТ— при компьютерной томографии возможно увидеть наитончайшие срезы в трехмерном виде, без использования рентгеновских лучей.
  • Биопсия – берут кусочек опухоли для дальнейшего исследования. При наличии отдаленных метастазов берут кусочки пораженного органа.
  • Маммография — неинвазионное исследование молочной железы, где можно увидеть сам очаг, размер образования.
  • Онкомаркеры – каждое новообразование выделяет продукт жизнедеятельности и онкомаркеры способны распознать, где локализуется опухоль. На 3 стадии уже должны повышаться количество антител: СА 15-3, РЭА, СА 125 и СА 19-9.

Рак груди третьей степени лечат комбинированно, то есть используют несколько методов лечения.

Местное лечение включает в себя:

  • Лучевую терапию — высокой дозой радиации облучают рак. При этом злокачественные клетки перестают делиться и умирают. Используют как до, так и после операции.
  • Хирургическое удаление. Два вида оперативного вмешательства – лампэктомия или мастоэктомия. При лапэктомии сохраняется грудь, резекцию образования проводят вокруг самой опухоли, отступая несколько сантиметров. Применяют в том случае если рак небольшого размера. При мастоэктомии удаляют всю опухоль вместе с грудью, а также пораженные лимфатические узлы в области подмышек, так как в этом случае рак проник в ткани груди и имеет не утешительные размеры.

Лечение направлено на уничтожение злокачественных клеток, которые локализуются как в молочной железе, так и в грудине женщин.

Системное лечение используют для уничтожение злокачественных клеток, которые проносятся через кровяное русло по всему организму. Лечение включает в себя:

  • Гормональная терапия. Изначально делают тест и если опухоль гормоно-чувствительна, то после основного лечения пациентка будет применять в течение пяти лет гормоны по типу: тамоксифена и экзистама под четким контролем врача.
  • Химиотерапия. На третьем этапе срока онкологии химиотерапию проводят всегда перед и после операций. Её подразделяют на неоадьювантную и адьювантную. Неоадьювантную использую перед операцией для того чтобы уменьшить размеры образования и сохранить грудь женщине, а также помогает не допустить распространение раковых клеток по всему организму. Адьювантную используют после операции для того, чтобы рак вновь не образовался, так как есть вероятность, что в организме пациента остались злокачественные клетки.
  • Биотерапия. На поверхности образования может располагаться мембранный белок. Если тест на HER2 будет положительным, то применяют такой препарат как- герцептин.

Несмотря на новейшие способы лечение онкологии необходимо придерживаться определенной диеты, пробовать пользоваться методами народной медицины, ежедневно делать зарядку и стараться позитивно мыслить.

Врачи подразделяют опухоль третьей стадии на операбельный и неоперабельный. Операбельный – это значит, что данное новообразование поддается лечению, а неоперабельный — это тот случай, когда онкология молочной железы неизлечима.

Неоперабельным считается тот рак, при котором хирургическое вмешательство не принесёт никаких положительных результатов. Неоперабельную стадию можно перевести в операбельную с помощью химиотерапии или лучевой терапии.

При диффузно – инфильтративной (воспалительной) форме рака молочных пакетов четко продумывают стратегию лечения. Для начала используют ту терапию, вследствие которой опухолевое образование уменьшится в размерах, а после удаляют грудь полностью.

Результаты в большинстве случаев неблагополучные из-за рецидива заболевания. Поэтому перед лечением проводят множество диагностических исследований. Неоперабельный рак молочной железы 3 стадии чаще имеет неблагоприятный прогноз.

Одним из методов диагностики является стадирование, и именно этот способ позволяет врачам дать предположительный прогноз и выбрать точную методику лечения. Обычно врачи-онкологи говорят о пятилетней выживаемости.

Но не стоит пугаться, так как резистентность организма у всех разная. Некоторые больные женщины не доживут пяти лет после лечения, но многие из-за высокой дифференцировки клеток рака обычно проживают достаточно много. Иногда пациентки умирают не от рака, а от осложнений при метастазах.

Прогнозирование карциномы также зависит от возраста, состояния, иммунитета и настроения женщины больной раком груди. Как сказала Фаина Раневская: «Если больной очень хочет жить, врачи бессильны».

Рак молочной железы 3 степени имеет пятилетнюю продолжительность жизни в разных видах развития:

  • 3А (67 %) — рак не имеет метастазов.
  • 3В (41 %) — есть метастазы в ближайшие органы
  • 3С (49 %) — метастазирует только в ближайшие лимфатические узлы.

источник

Местнораспространенный рак молочной железы (МРРМЖ) является главным образом клиническим диагнозом. Во всех возможных случаях для описания опухоли требуется трепанобиопсия.

• Первоочередное лечение в виде хирургического вмешательства или лучевой терапии обычно представляется несоответствующим.

• Стандартом лечения является комбинированная терапия.

• Предоперационная химиотерапия или эндокринная терапия могут уменьшить стадию изначально неоперабельного рака, что позволит удалить опухоль хирургическим методом.

• Наиболее предпочтительным методом хирургического лечения является мастэктомия; органосохраняющие вмешательства иногда выполнимы у тщательно отобранных пациенток.

• После мастэктомии обычно назначается лучевая терапия — даже в случаях, когда ответ на консервативную терапию благоприятный.

• Не следует спешить с установлением диагноза инфекции у молодых женщин с воспалительным процессом в молочной железе в отсутствие быстрой реакции на антибиотики.

Воспалительная форма рака молочной железы (ВФРМЖ) остается наиболее агрессивным подтипом опухоли. Анализ на наличие HER2 обязателен, поскольку при этой форме рака часто повышена экспрессия данного рецептора, при которой, вероятно, показано лечение трастузумабом (герцептин).

МРРМЖ является гетерогенной и относительно редкой формой рака молочной железы, который распространяется либо в самой железе, либо в регионарные лимфатические узлы на той же стороне или на обеих сторонах.

Опухоль обычно крупная (свыше 5 см), хотя размер не является абсолютным критерием, определение основывается на одной или нескольких из следующих характеристик:

• вовлечение кожи или стенки грудной клетки;
• спаянные подмышечные лимфатические узлы;
• вовлечение внутренних маммарных, надключичных или подключичных лимфатических узлов.

Местнораспространенный рак молочной железы обычно неоперабелен, хотя клинические стадии T3 N0-1 по классификации American Joint Committee on Cancer (Американский объединенный онкологический комитет) (которые означают потенциальную операбельность) включают в большинство исследований.

Согласно классификации TNM и классификации по стадиям, к МРРМЖ относят:

T0-2 N2 M0 или T3 N1-2 M0 — IIIa стадия,
T4 N любое M0 или T любое N3 M0 — IIIb стадия.

ВФРМЖ является отдельным подтипом местнораспространенного рака молочной железы, сопровождаемым особо неблагоприятным прогнозом (см. ниже). При запущенном или прогрессирующем МРРМЖ могут развиваться вторичные воспалительные признаки, но их следует отличать от первичной воспалительной формы рака молочной железы ввиду существенных различий в прогнозе и возможных различиях в принципах лечения.

Согласно статистическим данным Cancer Research UK (Британское онкологическое исследование), ежегодно в Великобритании диагноз рака молочной железы устанавливают более чем у 40 000 женщин, но только у 5-10% из них болезнь проявится как местнораспространенный рак молочной железы. Заболеваемость, вероятно, еще выше в развивающихся странах, где отсутствуют программы скрининга и значительно меньше пропагандируется самообследование молочных желез.

Диагноз МРРМЖ устанавливается главным образом на основании клинических критериев. Заболевание проявляется крупным опухолевидным образованием с вовлечением лимфатических узлов, кожи или стенки грудной клетки. Исторически критерии диагноза МРРМЖ были определены в ходе классического исследования, проведенного Хаагенсоном (Haagenson) и Стаутом (Stout) (1943 г.).

Они изучили истории болезней свыше 1000 пациенток, подвергшихся радикальной мастэктомии за 30-летний период, и выявили клинические признаки, сопровождавшиеся риском, превышающим 50%, местного рецидива и практически нулевой 5-летней выживаемостью. Эти критерии обобщаются в табл. 6.1.

Таблица 6.1. Критерии неоперабельности (из Haagensen and Stout, 1943)

Распространенный отек кожи, охватывающий более трети молочной железы

Сателлитные кожные узелки

Вовлечение надключичных и окологрудинных лимфатических узлов

Любые два или более из следующих критериев: отек кожи менее трети молочной железы, изъязвление кожи, спаянность опухоли со стенкой грудной клетки, подмышечные лимфатические узлы размером свыше 2,5 см, спаянные подмышечные лимфатические узлы

Медицинские фотографии являются эффективным методом наблюдения за прогрессированием опухоли и ответом на лечение (рис. 6.1).

Рис. 6.1. Воспалительная форма рака молочной железы

Для исключения отдаленных метастазов требуется полный клинический осмотр и определение стадии опухоли.

Маммография и/или ультразвуковое исследование (УЗИ) могут использоваться, как при раке молочной железы на ранней стадии, хотя диагноз обычно очевиден еще при клиническом осмотре. В крайних случаях местнораспространенный рак молочной железы (кровотечение или изъязвление с некрозом) маммография может быть противопоказана.

УЗИ является ценным методом документальной фиксации размеров и распространенности опухоли, а также вовлечения регионарных лимфатических узлов до начала лечения. Также УЗИ служит эффективным методом оценки ответа на системную терапию.

Другие методы исследования, направленные на установление стадии опухоли, включая компьютерную томографию (КТ) органов грудной и брюшной полости (или обзорная рентгенография органов грудной клетки и ультразвуковое исследование печени) вместе со сцинтиграфией костей, требуются для исключения отдаленных метастазов.

Исторически сложилось так, что МРРМЖ лечат путем проведения мастэктомии, когда она технически выполнима, или с помощью лучевой терапии в высоких дозах, когда невозможно провести хирургическое лечение.

Такой подход сопровождался высоким риском — как местного рецидива, так и отдаленных метастазов — и почти никогда не приводил к излечению. Современный подход заключается в использовании сначала консервативной терапии (химиотерапия, эндокринная терапия или оба метода) для уменьшения стадии первичной опухоли перед локальным лечением и для устранения микрометастатического распространения опухоли (рис. 6.2).

Рис. 6.2. Алгоритм лечения местнораспространенного рака молочной железы

Первые публикации о применении индукционной химиотерапии датированы 1970-ми годами. Через несколько лет в ходе исследований подтвердилось, что комбинированная терапия обеспечивает наиболее благоприятные исходы. Мультидисциплинарный подход в настоящее время является стандартом лечения как МРРМЖ, так и ВФРМЖ.

Специалисты, участвующие в лечении пациентки (онколог, хирург и рентгенолог), должны изучить все доступные данные и коллегиально определить наилучший вариант комбинированной терапии. Варианты лечения включают системную терапию (химиотерапию и эндокринную терапию) как в виде неоадъювантной, так и адъювантной терапии, тогда как локально-регионарное лечение включает хирургическое лечение и лучевую терапию.

В литературе не содержится обширных данных I уровня доказательности по лечению местнораспространенного рака молочной железы, и большая часть рекомендаций экстраполированы из крупных и более современных исследований рака молочной железы.

Химиотерапия, предшествующая локально-регионарному лечению, является стандартом лечения для большинства пациенток, страдающих МРРМЖ. У пожилых пациенток с ЭР-положительными опухолями может быть показана первичная эндокринная терапия (см. ниже).

Основные цели применения первичной системной терапии:

• уменьшение стадии опухоли (действие как на опухоль, так и на пораженные лимфатические узлы) для достижения операбельности или в случае неудачи для уменьшения объема опухоли перед лучевой терапией;
• использование опухоли как меры in vivo химиочувствительности;
• ранняя терапия потенциальных микрометастазов.

Клиническая оценка после каждого цикла химиотерапии важна для анализа ответа на лечение, а в некоторых случаях эффективными могут также оказаться серийные измерения
по УЗИ.

Схемы на основе препаратов антрациклина являются основой лечения. Существует несколько различных схем, включая AC (адриамицин, циклофосфамид), FAC (5-ФУ) и FEC (эпирубицин). В нашей практике продолжение терапии до шести циклов обеспечивает достижение благоприятного ответа на лечение перед проведением локально-регионарной терапии.

Таксаны все чаще используются после антрациклинов либо в качестве стандартной терапии, либо в случае отсутствия ответа после 2-3 циклов антрациклинов.

Пожилым пациенткам с опухолями, имеющими рецепторы гормонов, в качестве начальной терапии может больше подходить эндокринная терапия, нежели химиотерапия. Основной целью, как и при химиотерапии, является уменьшение стадии опухоли, что сделает ее операбельной или позволит провести консервативное лечение взамен мастэктомии.

В течение многих лет тамоксифен был наиболее предпочтительным препаратом, однако недавние исследования у пациенток с крупными операбельными злокачественными опухолями молочной железы продемонстрировали, что как летрозол, так и анастрозол превосходят тамоксифен в отношении уменьшения стадии опухоли, позволяя избегать мастэктомии. Достигаемая частота ответа — около 50%. Такой подход, исходя из вышесказанного, выглядит подходящим для ряда пациенток, страдающих МРРМЖ.

Ключевой вопрос, который пока еще не разрешен, касается отбора пациенток для сравнения проведения эндокринной терапии и химиотерапии. До настоящего времени только в одном небольшом исследовании проводилось прямое сравнение неоадъювантной химиотерапии (адриамицин и паклитаксел) с ингибиторами ароматазы (эксеместан или анастрозол).

На сегодняшний день результаты исследования представлены только в виде реферата статьи, но демонстрируют общую частоту ответа на химиотерапию, равную 76%, в сравнении с 80% для эксеместана и 91% для анастрозола. Условий для проведения органосохраняющих операций чаще удается добиться на фоне применения ингибиторов ароматазы, нежели на фоне химиотерапии. Этот важный вопрос требует более крупных исследований.

Адъювантная эндокринная терапия после локально-регионарного лечения показана всем пациенткам, имеющим опухоли с рецепторами гормонов, независимо от предоперационного лечения.

Хирургическое лечение осуществимо после предоперационной химиотерапии у большинства пациенток, и, несомненно, иногда удается достичь условий для проведения органосохраняющих вмешательств. Органосохраняющие вмешательства должны выполняться только у тщательно отобранных пациенток, у которых достигается превосходный ответ на неоадъювантную химиотерапию и возможно добиться гистологически чистого края резекции.

Крупное групповое исследование пациенток с местнораспространенным раком молочной железы, получивших лечение в виде неоадъювантной химиотерапии и органосохраняющих хирургических вмешательств, проводилось с применением строгих критериев исключения (оценивались после окончания химиотерапии): размер остаточной опухоли свыше 5 см, остаточный отек кожи, прямое вовлечение кожи, спаянность с грудной стенкой, диффузные микрокальцинаты, мультицентрическая опухоль или противопоказания к применению лучевой терапии.

В этом исследовании частота локально-регионарного рецидива составила 10% при IIIa стадии и 15% при IIIb стадии. Как и ожидалось, размер опухоли и распространенность поражения лимфатических узлов оказывали значительное влияние на частоту рецидивирования (T1-2 7% против T3-4 14%; N0-1 7% против N2-3 16%).

Также в отсутствие противопоказаний важно адекватно иссекать подмышечные лимфатические узлы ввиду высокого риска их вовлечения.

Лучевая терапия играет важную роль в локально-регионарном лечении МРРМЖ, и ее проведение обычно показано после хирургического лечения; или ее применяют изолированно, когда после неоадъювантной терапии опухоль остается неоперабельной.

Основная цель послеоперационной лучевой терапии — уменьшение риска местного рецидивирования после хирургического вмешательства или консервативное лечение опухоли, когда первичная опухоль неоперабельна.

Наша тактика заключается в проведение тангенциальной лучевой терапии на область грудной клетки и надключичной ямки (если диагностировано вовлечение четырех или более подмышечных лимфатических узлов) с облучением опухолевого ложа после консервативного хирургического лечения у пациенток

План лечения составляют с учётом стадии опухолевого процесса, морфологической структуры опухоли, возраста больной, сопутствующих заболеваний, общего состояния пациентки. Применяют следующие методы лечения: хирургический, комбинированный (сочетание операции с лучевой или лекарственной терапией) и ком.

По данным многочисленных публикаций, этиология и патогенез РМЖ сложны и определяются сочетанием многих факторов. Гормональная регуляция функции молочных желез значительно сложнее, чем эндометрия. Помимо эстрогенов и прогесторона, развитие молочных желез в пубертатном периоде, их функция во время бер.

источник

В Европейской клинике ведёт консультативный приём и выполняет операции известный российский хирург-маммолог, доктор медицинских наук Сергей Михайлович Портной (автор более 300 печатных работ, член правления Российского общества онкомаммологов, автор трех патентов на изобретения).
Сергей Михайлович выполняет весь объем оперативных вмешательств на молочной железе, включая органосохраняющие и реконструктивные пластические операции.

Рак молочной железы III стадии (другое название — местно-распространённый рак молочной железы) — это злокачественная опухоль больших размеров с метастазами в регионарных (расположенных рядом с молочной железой) лимфатических узлах.

Сегодня на базе Европейской клиники функционирует современный Центр лечения местно-распространённого рака молочной железы. Почему мы создали такой центр?

  1. Количество больных женщин в России постоянно растет, им требуется качественная медицинская помощь. 30 лет назад врачи выявляли около 6000 случаев 3-й стадии рака молочной железы в год, а в последние годы — более 14000. Распространенность выросла более чем в 2 раза.
  2. Зачастую в онкологических клиниках России проводят недостаточно эффективное лечение. Врачи не всегда назначают лекарства в соответствии с современными стандартами, необоснованно отказываются от операции и лучевой терапии, не совсем верно выбирают вид хирургического вмешательства.
  3. Сегодня у нас есть возможность более эффективно лечить это заболевание. В России, Европе и Северной Америке проведено много исследований, появились новые схемы лечения, препараты, оборудование.

Наша главная цель — предоставить современную качественную медицинскую помощь и улучшить прогнозы для больных женщин. Для этого в Европейской клинике работают врачи разных специальностей: химиотерапевты, онкологи, хирурги.

Для начала поясним, какие опухоли принято относить к этой категории. Рак молочной железы 3-й стадии имеет один из признаков (или все сразу):

  • Это злокачественная опухоль больших размеров — более 5 см в диаметре.
  • Она прорастает в кожу: появляется отечность (внешний вид кожи напоминает «лимонную корку») или изъязвление.
  • Есть метастазы в лимфатических узлах, обычно в подмышечных: они увеличенные, спаянные, плотные.
  • Опухоль прорастает вглубь, в ткани, находящиеся под молочной железой. Это онколог может выявить во время обследования.

Часто, пока опухоль находится на I или II стадии и не так опасна, она имеет небольшие размеры. Женщина не замечает её или не обращает внимания. Около половины пациенток обращаются к врачу уже с раком 3-й стадии.

Местно-распространённый рак молочной железы — системная болезнь. Это означает, что для успешного лечения недостаточно удалить только опухоль в молочной железе. Скорее всего, в органах имеются множественные микроскопические метастазы, которые не выявляются при обследовании, но в будущем могут стать причиной рецидива.

Быстрый рост опухоли, распространение на кожу, поражение лимфатических узлов — каждый из этих трёх признаков повышает риск наличия множественных метастазов. Каждая женщина нуждается в системной терапии — врач обязательно разрабатывает индивидуальную схему лечения, включающую современные противоопухолевые препараты.

Нагляднее всего суть проблемы показывает статистика. Если опухоль не лечить системной терапией, то в течение следующих 10 лет рецидив происходит в 100% случаев.

Вероятность рецидива рака молочной железы после местного лечения по данным ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н.Блохина» РАМН.

Группы больных (без адъювантной системной терапии)Вероятность рецидива болезни за 10 лет
T1-2N0M034%
T1-2N1M052%
T1-2N2M057%
T4 (отёк кожи) N0-3M0100%

Местно-распространённый рак молочной железы — опухоль с быстро растущими метастазами. В разных органах находятся микрометастазы, которые не удается выявить во время обследования из-за малых размеров. Но впоследствии они начинают расти, формируются отдалённые метастазы. При II стадии рака это тоже может происходить, но при III стадии — намного быстрее. Для примера:

  • при II стадии метастазы рака в печени возникают в среднем через 3–3,5 года;
  • при III стадии — в среднем через 2 года.

Ученые считают, что микрометастазы при 3-й стадии изначально крупнее, и/или они быстрее растут.

Рак молочной железы 3-й стадии — болезнь, после лечения которой часто происходят рецидивы. Опухоль начинает расти снова в молочной железе или в лимфатических узлах. Чтобы минимизировать риск рецидива, необходимо удалить все опухолевые клетки во время хирургического вмешательства и обязательно провести курс лучевой терапии. На хирурге лежит большая ответственность: он должен правильно выбрать объем операции, решить, какие ткани должны быть удалены. Ввиду этого, прогноз при III стадии рака молочной железы всегда более серьезен, чем на ранних стадиях. Но онкология активно развивается, и современные схемы лечения стали более эффективны.

Одним из важнейших методов диагностики при раке молочной железы остаётся биопсия. Врач получает фрагмент опухоли и отправляет его в лабораторию для анализа. Чаще всего опухолевую ткань берут при помощи специальной иглы, которую вводят в молочную железу под контролем рентгена или УЗИ.

Сегодня всё большее значение приобретают молекулярно-генетические исследования, во время которых изучают гены опухолевых клеток, их особенности (например, чувствительность к гормонам и химиотерапевтическим препаратам). Полученные данные помогают врачу выбирать для каждой пациентки наиболее эффективные препараты, правильно выстраивать тактику лечения. Молекулярно-генетический анализ позволяет понять, как опухоль будет вести себя в будущем, наиболее точно определить прогноз.

Современная схема лечения этой формы рака выглядит следующим образом:

  1. Предоперационная химиотерапия или гормонотерапия.
  2. Операция.
  3. Адъювантное лечение после операции.
  4. Последующая системная терапия и наблюдение у онколога.
  5. Предоперационная системная терапия.

Для того чтобы терапия принесла максимальный эффект, врач планирует её после проведения биопсию и молекулярно-генетический анализ:

  • если опухоль чувствительна к гормонам, назначается гормонотерапия;
  • в остальных случаях проводят химиотерапию противоопухолевыми препаратами — цитостатиками.

Главная цель предоперационного лечения — уменьшить размеры опухоли, сделать её операбельной. Впоследствии можно полностью удалить новообразование и свести к минимуму риск рецидива.

У каждой пациентки врач стремится выполнить радикальную операцию — удалить полностью всю опухоль и пораженные лимфатические узлы. Объем хирургического вмешательства может быть различным, в зависимости от изначального состояния опухоли. Иногда лечение начинают с операции, а не с химиотерапии. В таких случаях хирургическое вмешательство является паллиативным — его выполняют не для удаления опухоли, а для борьбы с осложнениями опухолевого процесса.

Часто во время операции приходится удалять всю молочную железу или её большую часть. Это сильно изменяет внешность женщины, часто ведет к психологическим проблемам и депрессии. Обычно можно сразу сделать реконструктивную операцию и вернуть молочной железе нормальную форму. Но у больных с ожирением, сахарным диабетом, у курящих женщин послеоперационные раны заживают дольше, хуже. Из-за этого приходится откладывать курсы химиотерапии и лучевой терапии. В таких случаях не рекомендуется сразу проводить пластику груди. Это можно будет сделать позже.

После операции женщинам с местно-распространённым раком груди назначают курс лучевой терапии. Проводится также системная терапия. Её подбирают в зависимости от результатов молекулярно-генетического анализа. Если опухоль чувствительна к гормонам, то назначают гормонотерапию в течение 5–6 лет. При HER2-позитивных опухолях назначают таргетную терапию (трастузумаб и другие препараты).

В первые 5 лет после операции необходимо являться на осмотр к онкологу каждые 3–6 месяцев. Впоследствии — через каждые 6–12 месяцев. Врач контролирует состояние женщины и оценивает эффективность лечения.

источник

В статье резюмированы рекомендации Национальной всеобщей онкологической сети (National Comprehensive Cancer Network) по лечению рака молочной железы в четвертой редакции 1998 года. Изучение рака молочной железы относится к области наиболее интенсивных и продуктивных исследований, поэтому приводимые ниже рекомендации существенно отличаются от опубликованных в 1997 г. Рекомендации являются результатом деятельности рабочей группы специалистов разного профиля, они представляют собой документ, находящийся в состоянии постоянного развития.

В настоящих рекомендациях авторам удалось достичь согласия в отношении взглядов на приемлемые в настоящее время подходы к лечению. При применении этих рекомендаций или использовании их для справочных целей клиницист должен выносить независимое клиническое суждение в контексте конкретных клинических обстоятельств при определении тактики ведения любого больного. Национальная онкологическая сеть не несет ответственности и не дает какого-либо рода гарантий в отношении содержания этих правил, их использования или применения и отказывается от любой ответственности за их использование или применение любыми способами.

Авторское право на публикацию этих рекомендаций принадлежит Национальной онкологической сети.

Категории приемлемости рекомендаций Правил

Категория 1: Рекомендации, являющиеся бесспорными и общепринятыми всеми авторитетными учеными, специалистами по данному виду рака

Категория 2: Рекомендации являются несколько спорными

Категория 3: Рекомендации, которые вызвали реальные расхождения во мнениях среди членов группы NCCN

Рак молочной железы: обзорная информация

По оценкам Американского онкологического общества, в 1998 г. только в Соединенных Штатах было зарегистрировано 180 300 новых случаев рака молочной железы и 43 900 летальных исходов этого заболевания [2]. Рак молочной железы (РМЖ) представляет собой наиболее распространенную форму злокачественных заболеваний у женщин в Соединенных Штатах, а в качестве причины онкологической смертности уступает только раку легкого.

На протяжении последних нескольких лет частота случаев РМЖ в США непрерывно возрастала, однако наряду с ростом заболеваемости, смертность оставалась на относительно постоянном уровне, что указывает на повышение эффективности лечения. На протяжении последних нескольких лет смертность от РМЖ снижалась среди женщин, относящихся к белой расе, но увеличивалась среди женщин черной расы [3].

Этиология подавляющего большинства случаев РМЖ остается неизвестной. Однако определен целый ряд факторов риска для этого заболевания, включая женский пол, возраст, фамильный рак молочной железы в молодом возрасте, раннее начало менструаций, позднее наступление менопаузы, поздние первые роды, продолжительная гормональная заместительная терапия, проводившееся ранее с терапевтическими целями облучение, доброкачественные пролиферативные заболевания молочной железы и генетические мутации генов BRCA 1 или BRCA 2. Все указанные факторы риска, за исключением женского пола и возраста, отвечают лишь за небольшой процент случаев РМЖ.

Пролиферативные аномалии клеток молочной железы присутствуют только в эпителии ее долек и протоков. Как в эпителии долек, так и в эпителии протоков может наблюдаться целый ряд аномалий пролиферации, а именно гиперплазия, атипичная гиперплазия, карцинома in situ и инвазивная карцинома. Приблизительно от 85 до 90% инвазивных карцином происходит из эпителия протоков. Инвазивные кациномы эпителия протоков включают необычные варианты РМЖ (коллоидный или муцинозный, адено-кистозный, тубулярный и медуллярный), которые имеют более благоприятное течение.

Определение стадии

Система определения стадии рака молочной железы Американского совместного комитета по онкологии (American Joint Committee on Cancer, AJCC) основана на системе TNM (Таблица 1) [4]. Хотя система AJCC, основанная на анатомических критериях, позволяет предсказать выживаемость больных, биологические факторы также имеют прогностическое значение и позволяют предсказать ответ на лечение. К биологическим факторам относится возраст или состояние менопаузы, количество пораженных подмышечных лимфатических узлов, присутствие или отсутствие рецепторов для эстрогенов и прогестерона, доля пролиферирующих раковых клеток и экспрессия HER-2/neu. На стадиях I, II и IIIA рака молочной железы биологические факторы, особенно состояние подмышечных лимфатических узлов, дают более точную прогностическую информацию, чем стадия, определенная как по TNM, так и по AJCC.

СИСТЕМА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТАДИИ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ TNM

Первичная опухоль (Т)
TXНедостаточно данных для оценки первичной опухоли
T0Первичная опухоль не определяется
TisПрединвазивная карцинома in situ: внутрипротоковая карцинома, дольковая карцинома in situ или рак Педжета соска при отсутствии опухоли
T1Опухоль не более 2 см в наибольшем измерении
T1micМикроинвазия 0,1 см или менее в наибольшем измерении
T1aОпухоль от 0,1 до 0,5 см в наибольшем измерении
T1bОпухоль от 0,5 до 1 см в наибольшем измерении
T1cОпухоль от 1 до 5 см
T2Опухоль от 2 до 5 см в наибольшем измерении
T3Опухоль более 5 см в наибольшем измерении
T4Опухоль любого размера с прямым распространением на (а) грудную стенку или (б) кожу, как описано ниже
T4aРаспространение на грудную стенку
T4bС отеком (включая эффект “лимонной корочки”) или изъязвлением кожи молочной железы или сателлитами на коже той же железы
T4cСочетание обоих вышеуказанных признаков (Т4a и Т4b)
T4dВоспалительная форма рака молочной железы
Регионарные лимфатические узлы (N)
NXОпределить состояние регионарных лимфатических узлов не представляется возможным (напр., удалены)
N0Нет признаков поражения регионарных ЛУ
N1Метастазы в смещаемых подмышечных ЛУ на стороне поражения
N2Метастатические подмышечные ЛУ спаяны друг с другом или с другими структурами (на стороне поражения)
N3Метастазы в парастернальных ЛУ (на стороне поражения)
Отдаленные метастазы (M)
MXОпределить наличие или отсутствие отдаленных метастазов не представляется возможным
M0Отдаленные метастазы отсутствуют
M1Отдаленные метастазы (включая метастазы в надключичные ЛУ на стороне поражения)

*Т1 включает Т1мик Из работы Fleming >

Группировка РМЖ по стадиям
TisN0M0
IT1 aN0M0
IIAT0
T1 a
T2
N1
N1
N0
M0
M0
M0
IIBT2
T3
N1
N0
M0
M0
IIIAT0
T1 a
T2
T3
T3
N2
N2
N2
N1
N2
M0
M0
M0
M0
M0
IIIBT4
Любая T
Любая N
N3
M0
M0
IVЛюбая TЛюбая NM1

Подходы к лечению

В концептуальном плане, лечение РМЖ (за исключением лобулярной карциномы in situ) [LCCIS]) включает лечение местного заболевания с помощью хирургической операции и/или лучевой терапии и лечение системного заболевания с помощью химиотерапии цитотоксическими агентами, а также с помощью гормонотерапии. Необходимость в той или иной форме местного или системного лечения и выбор тактики ведения больного основываются на ряде прогностических факторов, включая гистологию опухоли, клинические и морфологические характеристики первичной опухоли, состояние подмышечных лимфатических узлов, уровень гормональных рецепторов в опухоли, уровень экспрессии HER-2/neu, присутствие или отсутствие метастазов, наличие прочих заболеваний и возраст больной.

Когда речь заходит о принятии решения относительно тактики лечения, РМЖ подразделяют на следующие формы: (1) чисто неинвазивные карциномы (внутрипротоковая карцинома in situ [DCIS]), а также LCIS; стадия 0); (2) операбельные, местные/региональные инвазивные карциномы (стадии I и II и некоторые опухоли на стадии IIIA); (3) неоперабельные местные/региональные инвазивные карциномы (стадия IIIB и некоторые формы заболевания на стадии IIIA); (4) метастатические или рецидивирующие карциномы (стадия IV).

Рекомендации по лечению РМЖ, представленные в настоящей статье, являются результатом работы Группы по разработке практических рекомендаций по раку молочной железы, проводившейся по поручению NCCN. Во всех возможных случаях разработанные рекомендации имеют под собой научное обоснование, как правило, полученное в ходе рандомизированных клинических испытаний. По степени научной обоснованности рекомендациям присваивается категория от 1 до 3, категории указываются в тексте. К категории 1 относятся рекомендации, не оспариваемые и в целом принятые всеми авторитетными специалистами по данному виду рака; категория 2 — по этим рекомендациям были определенные разногласия между членами группы; категория 3 — рекомендации, по которым члены Группы NCCN существенно разошлись во мнениях.

Проспективные клинические испытания желательно проводить в отношении лечения всех стадий рака молочной железы, хотя об этом и не говорится прямо в отношении каждого источника принятия решений по рекомендациям.

Чисто неинвазивные карциномы (Стадия 0)

Рекомендации по лечению чисто неинвазивных карцином молочной железы полностью представлены на Рисунке 1. Как LCIS, так и DCIS бывает трудно отличить от атипичной гиперплазии или от карцином с ранними признаками инвазивности [5,6]. Поэтому во всех таких случаях необходимо проводить гистологическое исследование, а также двустороннюю маммографию для выявления наличия множественных первичных опухолей и для определения степени распространения неинвазивного очага поражения.

Лечение карциномы in situ направлено или на предотвращение развития инфильтрирующей карциномы, или на выявление инвазивного компонента, пока он локализован только в молочной железе. Лечение больных с инвазивной формой заболевания, подтвержденной гистологически, а также лечение в период проведения повторной резекции или мастэктомии должно проводиться в соответствии с рекомендациями, принятыми для лечения инфильтрирующей карциномы на соответствующей стадии.

Внутридольковая неинфильтрирующая карцинома

Как следует из Рисунка 2, предпочтительной формой лечения LCIS является только обсервация (диспансерное наблюдение); в особых случаях рассматривается как вариант лечения двусторонняя мастэктомия с последующей реконструктивной операцией или без нее (рекомендация категории 1). Диспансерное наблюдение является предпочтительным вариантом ведения больных с диагнозом LCIS, поскольку риск развития инфильтрирующей карциномы у таких больных является низким (приблизительно 21% на протяжении 15-летнего срока) [7], гистологическая картина инфильтрирующих карцином обычно является благоприятной, а летальные исходы за счет таких инвазивных опухолей у женщин, подвергающихся соответствующему наблюдению, редки [8].

Риск возникновения инвазивной формы РМЖ после диагноза LCIS является одинаковым для обеих молочных желез. Поэтому для сведения риска к абсолютному минимуму необходимо провести двустороннюю мастэктомию. Больные после двусторонней мастэктомии являются кандидатами на операцию по реконструкции груди (категория 1).

Женщины с LCIS, в отношении которых избрана тактика диспансерного наблюдения или которым была сделана двусторонняя мастэктомия, имеют отличный прогноз. Исследования по профилактике РМЖ, проводившиеся в рамках Национального хирургического адъювантного проекта по опухолям молочной железы и кишечника (National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project, NSABP), показали, что применение тамоксифена (Нолвадекс) на протяжении 5 лет обеспечивает снижение риска развития инвазивного РМЖ у женщин с LCIS в истории болезни приблизительно на 56% [9]. Таким образом, для женщин, которые находятся под диспансерным наблюдением по поводу LCIS и при этом не получают другого лечения, может рассматриваться возможность проведения пятилетнего курса тамоксифена (Рисунок 3).

Последующее наблюдение за больными с LCIS (Рисунок 3) включает проведение физикального обследования два раза в год на протяжении 5 лет и в последующем ежегодно; кроме того, больным, в отношении которых выбрана тактика наблюдения, рекомендуется ежегодно проводить маммографию (категория 1).

Внутрипротоковая карцинома протока in situ (неинфильтрирующая)

Больным с DCIS и указаниями на наличие распространенного заболевания (затронуты два или более квадранта), полученными путем маммографии, физикального исследования или биопсии, требуется тотальная мастэктомия без удаления лимфатических узлов (Рисунок 2). Больным с более ограниченным заболеванием, когда отрицательные края отсечения достигаются при исходном или повторном иссечении, в качестве дальнейшего лечения рекомендуется лучевая терапия на область молочной железы или тотальная мастэктомия (категория 1).

Больным с чисто неинфильтрирующей внутрипротоковой карциномой (DCIS) не рекомендуется удалять подмышечные лимфатические узлы. Хотя мастэктомия обеспечивает максимальный местный контроль над заболеванием, прогноз долгосрочной выживаемости после мастэктомии (в связи с данным заболеванием) такой же, как и после резекции с последующим облучением. Женщины после мастэктомии могут быть направлены на хирургическую реконструкцию молочной железы (категория 1).

Имеются ограниченные данные, указывающие на то, что при очень маленьких (менее 0,5 см), уницентрических DCIS невысокой стадии, относящихся к некоторым гистологическим субтипам (солидная, решетчатая или папиллярная), больным может проводиться лечение по одной из перечисленных ниже схем: (1) резекция плюс лучевая терапия; (2) тотальная мастэктомия с последующей восстановительной операцией или без нее и без иссечения лимфатических узлов; (3) резекция с последующим диспансерным наблюдением (категория 2). В настоящее время проводится несколько проспективных исследований, целью которых является оценка систем морфологической классификации и вариантов лечения для DCIS с возможной последующей модификацией настоящих рекомендаций.

Операция по восстановлению молочной железы является вариантом лечения больных после мастэктомии. Если молочная железа сохраняется, необходимо провести пострезекционную маммографию пораженной молочной железы или радиографический анализ образца, чтобы убедиться в том, что удалена вся опухоль, выявляемая при маммографии (категория 1).

Морфологически, в спектре аномалий пролиферации DCIS занимает положение между атипичной внутрипротоковой гиперплазией и инфильтрирующей внутрипротоковой карциномой. Исследование по профилактике рака молочной железы (NSABP) показало, что у больных с атипичной внутрипротоковой гиперплазией, принимавших тамоксифен, наблюдается снижение частоты возникновения инвазивных форм РМЖ на 86% [9].

Анализ испытания, проведенного на больных с ранними формами РМЖ (Early Breast Cancer Trialists), показал, что пятилетний курс тамоксифена, назначаемый женщинам с опухолями, имеющими эстрогеновые рецепторы, или с опухолями, гормонорецепторный статус которых неизвестен, снижает на 47% годичную вероятность рецидивирования инвазивного РМЖ [10]. Поэтому можно ожидать, что у больных с DCIS будет также наблюдаться снижение частоты случаев инвазивной формы РМЖ в условиях лечения тамоксифеном.

Таким образом, для женщин с неинфильтрирующей внутрипротоковой карциномой следует учитывать возможность применения тамоксифена; цель такой формы лечения заключается в снижении риска возникновения первичной опухоли в контралатеральной молочной железе (в случае мастэктомии) или в снижении риска рецидивирования опухоли на ипсилатеральной стороне в случае сохранения молочной железы. Группа ожидает публикации результатов исследования В-24 NSABP, в котором женщины с DCIS, которым лечение проводилось таким образом, что молочная железа была сохранена, статистически случайным образом распределялись в группы, получавшие плацебо или тамоксифен.

Последующее наблюдение за женщинами с DCIS (Рисунок 3) включает физикальное обследование раз в шесть месяцев на протяжении 5 лет и в последующем ежегодно, а также ежегодную маммографию (категория 1).

Инвазивный рак молочной железы (Стадии I, IIA или IIB)

Рекомендации по лечению инвазивного рака молочной железы на стадиях I, II A или II B приведены в полном виде на Рисунке 4. Подробные схемы приведены также на Рисунке 5 и Рисунке 6. Рекомендованные исходные анализы и стадирование инвазивного рака молочной железы приведены на Рисунке 7. Определение стадии включает полный анализ форменных элементов крови, определение количества тромбоцитов, функциональные тесты печени, рентген грудной клетки, двустороннюю маммографию и в случае необходимости ультразвуковое исследование молочной железы, определение рецепторов для эстрогенов и прогестерона в опухоли, определение доли клеток, находящихся в цикле (например, в фазе S, Ki-67), уровень экспрессии HER-2/neu и гистологическую картину (категория 1).

В соответствии с рекомендациями, сканирование скелета является необязательной процедурой, однако в тех случаях, когда имеются локальные симптомы или увеличение активности щелочной фосфатазы, сканирование скелета необходимо (категория 1). По сравнению с опубликованными ранее, настоящие рекомендация включают определение уровня экспрессии HER-2/neu и признают необязательным проведения сканирования костного скелета.

Интерпретация результатов определения стадии заболевания и определения клинической стадии представляет собой динамический процесс. Для более точной оценки нарушений в ходе исходного определения стадии заболевания могут потребоваться дополнительные исследования (например, компьютерная томография, УЗИ или ЯМР печени у больных с аномальной функцией печени).

Местное лечение

Как отражено в рекомендациях (Рисунок 8), серия рандомизированных исследований подтвердила, что для большинства женщин с РМЖ на стадии I или II два варианта первичного лечения этого заболевания — мастэктомия с удалением подмышечных лимфатических узлов или лечение с сохранением молочной железы (удаление опухоли, удаление подмышечных лимфатических узлов и облучение молочной железы) в медицинском плане эквивалентны (категория 1) [11, 14]. К относительным противопоказаниям для применения тактики лечения с сохранением молочной железы (Рисунок 8) относится ранее проводившаяся лучевая терапия на молочную железу или грудную стенку, состояние краев отсечения после повторной резекции (имеется опухолевый рост или состояние неизвестно), многочаговое заболевание, при котором требуется провести две или несколько резекций, первично-множественный характер опухолевого заболевания и коллагеноз в истории болезни (за исключением ревматоидного артрита) (категория 1). В настоящие рекомендации введена аннотация, отмечающая, что применение лучевой терапии при беременности абсолютно запрещено (категория 1).

Типичной больной с РМЖ на клинических стадиях I и II необходимо провести гистологическое исследование подмышечных лимфатических узлов. Традиционно гистологическая оценка подмышечных лимфатических узлов требовала удаления лимфатических узлов на уровне I/II. Узлы на уровне III удаляются в том случае, если на уровне I или II присутствует выраженная форма заболевания (категория 2).

Настоящие рекомендации позволяют при определенных обстоятельствах для оценки гистологического статуса подмышечных лимфатических узлов выполнять биопсию “сторожевого” лимфатического узла (категория 2; Рисунок 8) [15-18]. Биопсия “сторожевых” лимфатических узлов не может быть рекомендована для всех больных. Такая процедура рекомендуется только для тех случаев, когда она может быть проведена опытной специализированной бригадой; кроме того, в подмышечных лимфатических узлах должны отсутствовать клинические признаки поражения, первичная опухоль должна быть одиночной, категории Т1, или небольшая опухоль категории Т2, в молочной железе не должны обнаруживаться большие гематомы или серомы; ранее проводившаяся неоадъювантная терапия также исключает проведение такой процедуры. Если нельзя найти “сторожевой” лимфатический узел (для пунктирования) или если в нем обнаруживается метастаз, следует выполнить стандартную операцию удаления подмышечных лимфатических узлов.

Далее, при отсутствии четких указаний на более высокую выживаемость у больных, которым подмышечные лимфатические узлы были удалены, такую операцию следует рассматривать как необязательную для больных с особенно благоприятным вариантом опухоли, для больных, для которых выбор адъювантного системного лечения вряд ли будет изменен, для престарелых больных, а также больных с серьезными сопутствующими заболеваниями (категория 2).

Женщины, которым проведена мастэктомия, являются кандидатами на реконструкцию молочной железы (категория 1).

У больных после тотальной мастэктомии, проведенной в связи с наличием опухоли, имеющей максимальный диаметр более 5 см, или при положительных хирургических границах опухоли риск местного рецидивирования достаточно высок, что оправдывает применение лучевой терапии после мастэктомии на грудную стенку и на регионарные лимфатические узлы (категория 1; Рисунок 8). Женщины с четырьмя или более положительными подмышечными лимфатическими узлами также находятся в состоянии повышенного риска в отношении местного рецидивирования заболевания, поэтому для таких больных следует рассмотреть вопрос о проведении лучевой терапии на грудную стенку или надключичную область (категория 1; Рисунок 8). Проведение в этом контексте профилактической лучевой терапии на стенку грудной клетки заметно снижает риск местного рецидивирования [19].

После публикации последнего варианта рекомендаций NCCN по лечению РМЖ результаты двух рандомизированных испытаний показали преимущества лечебной схемы с проведением лучевой терапии на грудную стенку и регионарные лимфатические узлы после мастэктомии и удаления подмышечных лимфатических узлов у женщин в пременопаузе с положительными подмышечными лимфатическими узлами в отношении продолжительности периода без признаков заболевания и общей выживаемости [20, 21]. В обоих этих исследованиях воздействию подвергалась не только грудная стенка на стороне поражения, но также и локорегионарные лимфатические узлы на стороне поражения. Эти исследования отличаются от ряда других исследований, в том числе от рандомизированного испытания, проведенного в одном из учреждений NCCN [22], в которых не удалось показать положительный эффект облучения области молочной железы и регионарных лимфатических узлов после мастэктомии в отношении повышения выживаемости больных.

На основании результатов двух недавно проведенных исследований, указывавших на повышение выживаемости женщин в пременопаузе с положительными узлами, которым проводили облучение области молочной железы и регионарных лимфатических узлов после мастэктомии, настоящие рекомендации разрешают проводить таким больным облучение после мастэктомии. Относительно пременопаузальных женщин с 1-3 пораженными подмышечными лимфатическими узлами рекомендации в настоящее время придерживаются той точки зрения, что облучение на грудную стенку после химиотерапии, а также облучение надключичной области может рассматриваться в качестве возможного варианта лечения (категория 3; Рисунок 8); кроме того, следует рассмотреть возможность включения в такое лечение ипсилатерального внутреннего поля молочной железы (категория 3).

При обсуждении данной рекомендации среди участников группы возникли серьезные противоречия. Некоторые из участников придерживались той точки зрения, что в данной подгруппе больных облучение на грудную стенку и надключичную область должно проводиться после мастэктомии и химиотерапии. По мнению других, проведение лучевой терапии в таком контексте не должно считаться обязательным, так как другие проведенные исследования не смогли продемонстрировать преимущества такого подхода.

Далее, отмечались заметные разногласия в отношении воздействия на ипсилатеральную внутреннюю область молочной железы. Некоторые из участников считали, что облучение парастернальных узлов молочной железы не было необходимым и приводило к слишком серьезным болезненным эффектам, в то время как другие полагали, что внутреннее поле молочной железы должно быть объектом воздействия, как это было в тех исследованиях, которые продемонстрировали преимущества такого подхода по сравнению с лучевой терапией, проводящейся после мастэктомии и после химиотерапии.

У пре- и постменопаузальных женщин при наличии четырех или более пораженных подмышечных лимфатических узлов риск рецидивирования после мастэктомии считался достаточно высоким, чтобы признать оправданным применение в качестве стандартной меры облучение на грудную стенку и регионарные лимфатические узлы после мастэктомии и химиотерапии Рисунок 8).. В этом случае также отмечались значительные разногласия между членами группы в отношении включения ипсилатерального внутреннего поля молочной железы.

Системное лечение

После проведения местного хирургического лечения следует рассмотреть вопрос о проведении адьвантной системной терапии. В недавно опубликованных материалах, подготовленных совместной группой по испытанию лечения при ранних формах рака молочной железы (Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Group), анализируется применение адъювантной полихимиотерапии и тамоксифена, при этом показано заметное снижение вероятности рецидивирования и летального исхода для всех возрастных групп до70 лет [10, 23]. Таким образом, настоящие правила рекомендуют проведение адъювантной терапии безотносительно к возрасту больного (Рисунок 9 и Рисунок 10).

В общем и целом, опухоли с максимальным диаметром не более 0,5 см при отсутствии поражения лимфатических узлов имеют такой благоприятный прогноз, что адъювантное системное лечение дает лишь минимальное преимущество и поэтому не рекомендуется (категория 2; Рисунок 9).

Больных с опухолями размером 0,6-1,0 см без поражения лимфатических узлов можно подразделить на две группы: (1) с малым риском рецидивирования и (2) с неблагоприятными прогностическими характеристиками. О целесообразности проведения адъювантной терапии можно говорить только применительно к больным второй группы (Рисунок 9). Неблагоприятные прогностические характеристики включают поражение ангиолимфатической системы, высокий процент клеток, находящихся в цикле, высокую стадию по ядерным характеристикам и по гистологическим данным (категория 2). Некоторые из учреждений системы NCCN также считают, что для этой категории больных еще одним независимым признаком неблагоприятного прогноза является гиперэкспрессия HER-2/neu, однако данная характеристика пока не внесена в рекомендации.

Рекомендации также касаются назначения системного лечения при инфильтрирующих внутрипротоковых карциномах молочной железы с благоприятной гистологией в зависимости от размеров опухоли (категория 2) (Рисунок 9).

Больные с поражением лимфатических узлов или с опухолями диаметром более 1,0 см являются кандидатами на адъювантную системную терапию (категория 1). Может быть целесообразным проведение химиотерапии женщинам с отсутствием поражения лимфатических узлов при наличии опухоли диаметром более 1,0 см, дающей отрицательную пробу на гормональные рецепторы (Рисунок 9). Для больных с отсутствием поражения лимфатических узлов и рецепторположительными опухолями диаметром от 1,0 до 3,0 см целесообразно применение тамоксифена в сочетании с химиотерапией или без химиотерапии (Рисунок 9). При опухолях размером более 3,0 см, но при отсутствии поражения лимфатических узлов целесообразно проведение химиотерапии в сочетании с тамоксифеном или без него (Рисунок 9)..

Выбор химиотерапии или тамоксифена в указанных подгруппах больных должен основываться на абсолютном значении ожидаемой степени снижения риска и готовности конкретной больной достичь этого результата, несмотря на токсические эффекты. В отличие от прежней редакции, настоящие рекомендации исключают возраст больной и статус в отношении менопаузы из факторов, определяющих выбор соответствующей адъювантной терапии.

Больные с положительными лимфатическими узлами являются подходящими кандидатами для проведения химиотерапии, а при наличии рецепторположительной опухоли также и на дополнительное назначение тамоксифена (Рисунок 10). Недостаточное количество клинических данных по адъювантной химиотерапии у женщин в возрасте старше 70 лет не дает возможность дать определенные рекомендации для этой возрастной группы. В настоящее время в правилах содержится сноска о том, что лечение женщин старше 70 лет должно учитывать индивидуальные факторы, в частности сопутствующие заболевания (сноска h на Рисунке 10).

Рекомендованные схемы химиотерапии также были изменены в настоящих правилах, касающихся стадии I, IIA и IIB (Рисунок 11). Для РМЖ с отсутствием поражения подмышечных лимфатических узлов рекомендованы схемы CMF (циклофосфамид, метотрексат и 5-фторурацил), FAC/CAF (5-фторурацил, адриамицин и циклофосфамид) или АС (адриамицин и циклофосфамид). При поражении лимфатических узлов целесообразно применение схем FAC/CAF, АС с последующим применением паклитаксела (ТАКСОЛА), адриамицина с последующим применением CMF или схемы CMF индивидуально.

В рассмотрении схем полихимиотерапии в рамках испытания по ранним формам РМЖ сравнение схем, содержащих антрациклины, со схемой CMF показало дополнительное 12% снижение годичной вероятности рецидивирования (Р=0,006) и 11% дополнительное снижение годичной вероятности летального исхода (Р=0,02) на схемах, содержащих антрациклин [23]. На основании этих данных рекомендации в отношении соответствующих режимов химиотерапии дополняются заявлением, что для больных с пораженными лимфатическими узлами предпочтительно использование схем, содержащих антрациклин.

Ретроспективно в нескольких клинических испытаниях был обнаружен тот факт, что химиотерапия на основе доксорубицина может быть более эффективной у больных, опухоли которых характеризуются гиперэкспрессией HER-2/neu. Поэтому в существующие правила была введена ссылка, в которой отмечается, что при адъювантном лечении таких больных химиотерапия на основе доксорубицина может давать лучшие результаты, чем схемы, не содержащие доксорубицин [24, 25].

Группа рассмотрела ранние результаты межгруппового сравнительного исследования химиотреапии по схеме АС с включением паклитаксела и без него при первичном РМЖ с поражением лимфатических узлов [26]. При коротких сроках последующего наблюдения мультивариантный анализ указывает на 22% снижение процента рецидивирования и 26% снижение летальности при включении в схему паклитаксела. Группа считает, что эти предварительные результаты являются достаточно убедительными для того, чтобы рассмотреть вопрос о включении паклитаксела в схему АС. Однако прежде чем сделать какие-либо окончательные выводы, необходимо получить более полные данные.

Настоящая версия рекомендаций также содержит ссылку о том, что при инвазивных формах РМЖ у женщин в возрасте до 50 лет с функционирующими яичниками, с поражением лимфатических узлов или без поражения, при позитивной пробе на гормональные рецепторы, при применении лучевой или хирургической абляции яичников отмечается такое же снижение риска рецидивирования и летального исхода, как и в случае применения полихимиотерапии. Поэтому у таких больных одним из вариантов лечения является проведение хирургической или лучевой абляции яичников (Рисунок 10) [27].

Для больных, находящихся в состоянии очень высокого риска (например, у больных с 10 или более пораженными подмышечными лимфатическими узлами), группа рассмотрела возможность проведения химиотерапии в интенсивном дозовом режиме (т.е. использование высоких доз химиопрепаратов на фоне введения клеток костного мозга или клеток-предшественников из периферической крови для поддержки кроветворения). Группа рассмотрела недавно опубликованные данные, полученные в двух относительно небольших рандомизированных испытаниях химиотерапии в интенсивном дозовом режиме в сочетании с процедурами, поддерживающими кроветворение [28, 29]. В обоих этих испытаниях не было продемонстрировано заметных различий между результатами полнодозовой и высокодозовой химиотерапии.

Группа пришла к выводу, что имеющиеся данные пока не оправдывают включение в настоящие рекомендации высокодозовой терапии, проводимой на фоне поддерживающего гемопоэз лечения (приемы “спасения”). Группа считает, что больные с 10 или более пораженными подмышечными лимфатическими узлами представляют собой подгруппу больных, в отношении которых особенно необходимы клинические испытания высокодозовой терапии в сочетании с приемами “спасения” (сноска d на Рисунке 10). Группа с нетерпением ожидает результатов недавно завершенных межгрупповых рандомизированных клинических испытаний по сравнению схемы химиотерапии с применением полной дозы и высокодозовой химиотерапии. Можно полагать, что на основании данных, полученных в этих крупномасштабных многоцентровых рандомизированных испытаниях, настоящие рекомендации могут быть пересмотрены.

Инвазивный рак молочной железы на стадиях IIIA или IIIB

Определение стадии заболевания для больных инвазивными формами РМЖ на стадиях IIIA или IIIB (Рисунок 12) проводится так же, как для больных со стадиями I или II. Правила предусматривают сканирование костного скелета и компьютерную томографию, УЗИ или ЯМР сканирование абдоминальной области даже при отсутствии клинической симптоматики или аномальных показателей активности ферментов (категория 2).

Операбельный рак молочной железы на стадии IIIA

Больные на стадии IIIА подразделяются на больных с операбельным и неоперабельным заболеванием, оценка проводится группой, состоящей из нескольких специалистов (Рисунок 13). В более ранней редакции правил больных с операбельным заболеванием подразделяли с учетом распространенности первичной опухоли (дескриптор Т) на больных с опухолью Т0, Т1 или Т2 и больных с опухолью Т3, однако правила в настоящей редакции предусматривают единый подход ко всем этим больным.

Для больных с операбельным заболеванием на стадии IIIА лечение обычно включает полную мастэктомию и удаление подмышечных узлов на уровне I/II плюс облучение с последующей поздней реконструктивной операцией или без нее (Рисунок 13). Следует также рассмотреть возможность проведения неоадъювантной химиотерапии на основе антрациклина с последующим удалением опухоли, подмышечных лимфатических узлов и первичное облучение молочной железы и надключичной области; альтернативный вариант включает мастэктомию в сочетании с удалением подмышечных узлов и лучевой терапией на область молочной железы и надключичные узлы (категория 2).

Системная адъювантная терапия у больных с РМЖ на стадии IIIА, как показано на Рисунке 14 и Рисунке 15, проводится по той же схеме, как у больных с заболеванием на стадии II (категория 1) (Рисунок 11).

Неоперабельный рак молочной железы на стадии IIIА или IIIВ

Стандартным подходом к лечению больных с неоперабельной опухолью на стадии IIIА и больных с клинической стадией заболевания IIIВ является исходная неоадъювантная химиотерапия на основе антрациклинов (категория 2; Рисунок 13 и Рисунок 14) [30]. Местное лечение после неоадъювантной терапии включает полную мастэктомию с удалением подмышечных лимфатических узлов с последующейреконструкцией молочной железы или без нее. В этом контексте также может рассматриваться удаление опухоли и подмышечных лимфатических узлов (категория 2). Для обеих групп с указанными формами местного лечения имеется значительный риск местного рецидивирования заболевания, что оправдывает применение лучевой терапии на грудную стенку (или молочную железу) и облучение регионарных лимфатических узлов (категория 1).

Больные с неоперабельной опухолью на стадии заболевания IIIА или IIIВ при наличии прогрессии опухоли в ходе проведения неоадъювантной терапии являются возможными кандидатами на паллиативное облучение молочной железы с целью повышения местного эффекта. Во всех подгруппах в качестве стандартной меры после местного лечения проводится дополнительная системная адъювантная химиотерапия (Рисунок 14). В схему лечения больных с опухолями с неизвестным гормонорецепторным статусом или с рецепторположительными опухолями должен быть добавлен тамоксифен.

Группа продолжает считать, что имеющиеся данные не оправдывают включение в стандартные рекомендации высокодозовой терапии с использованием приемов “спасения”. Группа считает, что больные с РМЖ на стадии IIIВ представляют собой ту подгруппу больных, где особенно целесообразно проведение клинических испытаний высокодозовой терапии с приемами “спасения” (сноска m на Рисунке 13). Наблюдение за больными на стадиях IIIА и IIIВ после лечения должно быть таким же, как и для женщин с инвазивной формой РМЖ на более ранних стадиях (категория 1) (Рисунок 15).

Последующее наблюдение

В оптимальном варианте ведение больных после завершения лечения осуществляется участником или участниками группы лечения и включает регулярные физикальные исследования и маммографию. У больных с сохраненной молочной железой первую из маммограмм следует снимать приблизительно через 6 месяцев после завершения лучевой терапии. В рекомендации не включены стандартные анализы на щелочную фосфатазу и функциональные тесты печени (категория 1) [31, 33].

Кроме того, группа по-прежнему считает, что определение “маркеров опухоли” для РМЖ и сканирование костей у асимптоматических больных не дает никаких преимуществ в плане выживаемости или временного облегчения рецидивирующего заболевания, поэтому такие меры не рекомендуются (категория 1) [34].

В связи с повышенным риском развития карциномы эндометрия, связанного с применением тамоксифена, группа рекомендует, чтобы принимающие тамоксифен женщины с сохраненной маткой проходили ежегодное обследование органов малого таза и экспресс-оценку споттинга из влагалища (категория 1). Проведение биопсии эндометрия или УЗИ не рекомендуется, поскольку ни один из этих тестов не продемонстрировал своей ценности в качестве скрининг-теста ни в одной из групп женщин и поскольку у подавляющего большинства женщин с карциномой матки, связанной с применением тамоксифена, отмечались ранние признаки споттинга из влагалища.

Метастазирующий или рецидивирующий рак молочной железы

Как показано на Рисунке 15, оценка стадии у больных с метастазирующим или рецидивирующим РМЖ включает полный анализ крови, определение количества тромбоцитов, функциональные пробы печени, рентген грудной клетки, сканирование костей, рентген костей при наличии локальных болей или аномальной картины, выявленной при сканировании, компьютерную томографию или магнитно-резонансные исследования симптоматических зон, а также документирование первого рецидива с помощью биопсии, если это возможно (категория 1).

Местное рецидивирование

При наличии только местного рецидивирования применяют различные подходы к лечению больных, которым ранее была проведена мастэктомия, и больных, которых лечили с помощью сберегающих форм лечения (Рисунок 16). Больным после мастэктомии следует провести хирургическую резекцию местно рецидивировавшей опухоли, если это можно сделать без “героических усилий”, а также лучевую терапию на пораженную область (если ранее облучение на грудь не проводилось или если соображения безопасности позволяют проводить больной дополнительную лучевую терапию) (категория 1). Применение хирургической резекции в этом контексте включает ограниченное иссечение области поражения с целью получения чистых краев. Женщины, заболевание у которых рецидивирует после исходных сохраняющих молочную железу операций, должны подвергаться полной мастэктомии (категория 1).

После местного лечения женщины с местными рецидивами заболевания могут рассматриваться в качестве кандидатов на системную химиотерапию или гормонотерапию, точно так же, как и в случае системного рецидивирования заболевания (категория 1).

Системное рецидивирование

Лечение системно-рецидивирующих форм РМЖ способствует увеличению продолжительности жизни и повышает качество предстоящей жизни, однако не обладает куративным эффектом, и, соответственно, следует предпочитать формы лечения, дающие минимальные токсические эффекты (Рисунок 17). Так, в тех случаях, когда это оправдано, применение гормонотерапии с минимальной токсичностью следует предпочесть использованию цитотоксической.

Подходящими кандидатами для исходной гормонотерапии с целью лечения рецидивирующего или метастатического заболевания являются больные, у которых опухоли являются положительными в отношении рецепторов для эстрогенов и/или прогестерона, больных с поражением только костных или мягких тканей или больные с ограниченным асимптоматическим висцеральным заболеванием. У женщин, ранее не подвергавшихся воздействию антиэстрогенов, антиэстрогенная терапия являются предпочтительной первой формой гормонотерапии (категория 1).

Женщинам, которым ранее проводилось лечение антиэстрогенами, в качестве гормональной терапии второй линии (сноска p на Рисунке 17) рекомендуется применение ингибиторов ароматазы (у женщин в состоянии после менопаузы), использование прогестина, андрогенов, эстрогенов в высоких дозах, а также оофоректомию (медикаментозную, хирургическую или радиотерапевтическую; у женщин до менопазузы) (категория 1). Тем больным, которые в ответ на такое гормональное лечение реагируют или уменьшением размеров опухоли, или длительной стабилизацией заболевания, в случае прогрессии заболевания должна проводиться дополнительная гормональная терапия.

Больным с опухолями, не имеющими рецепторов к эстрогенам и прогестерону, а также больным с симптоматическими метастазами во внутренние органы или при наличии заболевания, устойчивого к гормонам, должна проводиться химиотерапия (категория 1). Может использоваться широкий набор схем химиотерапии (сноска q на Рисунке 17).

Настоящие рекомендации были изменены в связи с тем, что было показано увеличение процента и продолжительности ремиссий у больных с опухолями, обладающими гиперэкспрессией HER-2/neu при лечении трастузумабом (Херцептин) и паклитакселом [35]. У больных с метастазирующей или рецидивирующей формой РМЖ при условии гиперэкспрессии HER-2/neu можно рассмотреть возможность применения трастузумаба и паклитаксела (сноска q на Рисунке 17). Группа считает, что частота существенных нарушений функции сердца у больных, получающих лечение комбинацией трастузумаба и доксорубицина/циклофосфамида, составляющая приблизительно 20%, является слишком высокой для того, чтобы эта комбинация применялась вне рамок проспективного клинического испытания.

Отсутствие реакции опухоли на применение двух последовательных режимов химиотерапии или функциональный статус ECOG, составляющий 3 или более, является показанием для проведения исключительно поддерживающей терапии (Рисунок 17). В этом контексте отсутствие ответа на химиотерапию означает отсутствие даже минимального ответа на использование данного режима химиотерапии; ремиссия, за которой следует прогрессирование заболевания, не считается отсутствием ремиссии вообще.

Группа считает, что для больных метастатической формой РМЖ особенно желательно включение в клинические испытания высокодозовой химиотерапии на фоне введения клеток костного мозга или стволовых клеток периферической крови (сноска r на Рисунке 17. Эта рекомендация, как и другие аналогичные рекомендации в настоящем документе, вызвала значительные противоречия и дискуссии среди членов группы. Группа ожидает получения результатов недавно завершившегося межгруппового испытания по сравнению полнодозовой химиотерапии, применяемой индивидуально, с полнодозной химиотерапией в сочетании с высокодозовой химиотерапией с факторами “спасения” для лечения метастазирующей формы РМЖ.

У больных с метастазирующей формой РМЖ часто развиваются локальные формы заболевания различной анатомической локализации, которые могут реагировать на местную лучевую терапию, хирургическое лечение или регионарную химиотерапию (например, интратекальное введение метотрексата при лептоменингеальном карциноматозе) (Рисунок 18).

Варианты схемы лечения для больных с неинвазивными и инвазивными формами РМЖ являются сложными и разнообразными. Во многих таких ситуациях больная и врач должны вместе изучить все имеющиеся альтернативы и в конечном счете выбрать оптимальный вариант лечения.

За редкими исключениями, рекомендации в отношении оценки, лечения и последующего наблюдения за больными в рамках настоящего документа основаны главным образом на результатах прошлых клинических испытаний и испытаний, ведущихся в настоящее время. Однако ни для одной из клинических ситуаций тактика лечения рака молочной железы не является оптимизированной в плане достижения максимального эффекта излечения или сведения к минимуму токсических эффектов и инвалидизации. Поэтому участие больного и врача в проспективных клинических испытаниях позволяет больным не только получать противоопухолевое лечение, соответствующее переднему краю развития медицинской науки, но также и способствует улучшению лечения будущих больных.

1. Carlson RW, Goldstein LJ, Gradishar WJ, et al: Update of the NCCN guidelines for treatment of breast cancer. Oncology 11(11A):199220, 1997.
2. Landis SH, Mutray T, Bolden S, et al: Cancer statistics, 1998. CA Cancer J Clin 48(1):6-29, 1998.
3. Smigel K: Breast cancer death rates decline for white women. J Natl Cancer Inst 87:173, 1995.
4. Fleming ID, Cooper JS, Henson DE, et al (eds): AJCC Cancer Staging Manual, 5th ed. Philadelphia, Lippincott-Raven, 1997.
5. Rosai J: Borderline epithelial lesions of the breast. Am J Surg Pathol 15:209-221,1991.
6. Schnitt SJ, Connolly JL, Tavassoli FA, et al: Interobserver reproducibility in the diagnosis of ductal proliferative breast lesions using standardized criteria. Am J Surg Pathol 16:113-143, 1992.
7. Haagensen CD, Bodian C, Haagensen DE Jr: Breast Carcinoma: Risk and Detection, pp 238-291. Philadelphia, WB Saunders, 1981.
8. Bradley SJ, Weaver DW, Bouwman DL: Alternatives in the surgical management of in situ breast cancer: A meta-analysis of outcome. Am Surg 56:428-432, 1990.
9. Fisher B, Costantino JP, Wickerham DL, and other National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project investigators: Tamoxifen for prevention of breast cancer: Report of the National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project P-I Study. J Natl Cancer Inst 90:1371-1388, 1998.
10. Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Group: Tamoxifen for early breast cancer: An overview of the randomised trials. Lancet 351:1451-1467, 1998.
11. Fisher B, Anderson S, Redmond CK, et al: Reanalysis and results after 12 years of follow-up in a randomized clinical trial comparing total mastectomy and lumpectomy with or without irradiation in the treatment of breast cancer. N Engl J Med 333:1456-1461, 1995.
12. Veronesi U, Salvadori B, Luini A, et al: Breast conservation is a safe method in patients with small cancer of the breast: Long-term results of three randomised trials on 1,973 patients. Eur J Cancer 31A:1574-1579, 1995.
13. Arriagada R, Le MG, Rochard F, et al: Conservative treatment vs mastectomy in early breast cancer: Patterns of failure with 15 years of follow-up data. J Clin Oncol 14:1558-1564, 1996.
14. Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Group: Effects of radiotherapy and surgery in early breast cancer. An overview of the randomized trials. N Engl J Med 333:1444-1455, 1995.
15. Veronesi U, Paganelli G, Galimberti V, et al: Sentinel-node biopsy to avoid axillary dissection in breast cancer with clinically negative lymph-nodes. Lancet 349(9069):1864-1867, 1997.
16. McMasters KM, Giuliano AE, Ross MI, et al: Sentinel-lymph-node biopsy for breast cancer-not yet the standard of care. N Engl J Med 339:990.995, 1998.
17. Krag D, Weaver D, Ashikaga T, et al: The sentinel node in breast cancer-a multicenter validation study. N Engl J Med 339:941-946, 1998.
18. O’Hea BJ, Hill AD, El-Shirbiny AM, et al: Sentinel lymph node biopsy in breast cancer: Initial experience at Memorial Sloan-Kettering Cancer Center. J Am Coll Surg 186(4):423-427, 1998.
19. Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Group: Effects of radiotherapy and surgery in early breast cancer: An overview of the randomized trials. N Engl J Med 333:1444-1455, 1995.
20. Overgaard M, Hansen PS, Overgaard J, et al: Postoperative radiotherapy in high-risk premenopausal women with breast cancer who receive adjuvant chemotherapy: Danish Breast Cancer Cooperative Group 82b Trial. N Engl J Med 337:949-955, 1997.
21. Ragaz J, 7ackson SM, Le N, et al: Adjuvant radiotherapy and chemotherapy in node-positive premenopausal women with breast cancer. N Engl J Med 337:956-962, 1997.
22. Theriault R, Buzdar AU, Hortobagyi GN, et al: Irradiation (XRT) following mastectomy in patients treated with FAC adjuvant therapy M. D. Anderson experience (abstract). Proc Am Soc Clin Oncol 17:99a, 1998.
23. Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Group: Polychemotherapy for early breast cancer: An overview of the randomised trials. Lancet 352:930-942, 1998.
24. Thor AD, Berry DA, Budman DR, et al: erbB-2, p53, and efficacy of adjuvant therapy in lymph node-positive breast cancer. J Natl Cancer Inst 90:1346-1360, 1998.
25. Paik S, Bryant J, Park C, et al: erbB-Z and response to doxorubicin in patients with axillary lymph node-positive, hormone receptor-negative breast cancer. J Natl Cancer Inst 90:1361-1370, 1998.
26. Henderson IC, Berry D, Demetri G, et al: Improved disease-free (DFS) and overall survival (OS) from the addition of sequential paclitaxel (T) but not from the escalation of doxorubicin (A) dose level in the adjuvant chemotherapy of patients (pts) with node-positive primary breast cancer (BC) (abstract). Proc Am Soc Clin Oncol 17:lOla, 1998.
27. Early Breast Cancer Trialists’ Collaborative Gtroup: Ovarian ablation in early breast cancer: Overview of the randomised trials. Lancet 348:1189-1196, 1996.
28. Hortobagyi GN, Buzdar AU, Champlin R, et al: Lack of efficacy of adjuvant high-dose (HD) tandem combination chemotherapy (CT) for high-risk primary breast cancer (HRPBC)-a randomized trial (abstract). Proc Am Soc Clin Oncol 17:123a, 1998.
29. Rodenhuis S, Richel DJ, van tier Wall E, et al: Randomised trial of high-dose chemotherapy and haemopoietic progenitor-cell support in operable breast cancer with extensive axillary lymph node involvement. Lancet 352:515-521,1998.
30. Hortobagyi GN, Singletary SE, McNeese MD: Treatment of locally advanced and inflammatory breast cancer in Hams JR, et al (eds): Diseases of the Breast, pp 585-599. Philadelphia, Lippincott-Raven, 1996.
31. The GNIO Investigators: Impact of follow-up testing on survival and health-related quality of life in breast cancer patients. A multicenter randomized controlled trial. JAMA 271:1587-1592, 1994.
32. Rosselli Del Turco M, Palli D, Cariddi A, et al: Intensive diagnostic follow-up after treatment of primary breast cancer: A randomized trial. National Research Council Project on Breast Cancer follow-up. JAMA 271:1593-1597, 1994.
33. American Society of Clinical Oncology: Recommended breast cancer surveillance guidelines. J Clin Oncol 15:2149-2156, 1997.
34. American Society of Clinical Oncology: Clinical practice guidelines for the use of tumor markers in breast and colorectal cancer. J Clin Oncol 14:2843-2877, 1996.
35. Slamon D, Leyland-Jones B, Shak S, et al: Addition of Herceptin (humanized anti-HER2 antibody) to first-line chemotherapy for HER2 overexpressing metastatic breast cancer (HER2 /MBC) markedly increases anticancer activity: a randomized, multinational controlled phase III trial (abstract). Proc Am Soc Clin Oncol 17:98x, 1998.

источник